Анна Очкина: превращение невежества в норму

 Анна Очкина: превращение невежества в норму

По поводу ЕГЭ спорят с момента его введения, но проблема до сих пор не теряет своей актуальности. Более того, каждый год подбрасывает новые поводы для дискуссий по поводу единого экзамена. Скандалы, связанные с проведением ЕГЭ, ежегодно становятся горячими новостями, а его влияние на качество и организацию образования все чаще становится объектом критики профессионалов и общественности. Плотность критики достигла таких масштабов, что Министерство образования уже не может отвечать на нее молчанием или привычными мантрами по поводу исключительной полезности и эффективности ЕГЭ. Министерство начинает экзамен модернизировать.

«Кто сказал, что гуманитарию не нужно математическое мышление, а «технарю» — владение литературной речью?»
Теперь школьникам собираются предложить двухуровневый единый экзамен. Это означает, что, выбирая, например, технические направления подготовки, выпускники будут сдавать обязательный ЕГЭ по математике профильного уровня, а по русскому языку – базового, потому что для получения профессии инженера, математика, физика, технолога не нужно «знания русского языка на профильном уровне». Как можно догадаться, тем, кто ориентирован на гуманитарное образование, можно ограничиться базовым уровнем знания математики.

Не могу даже представить себе, что будут знать первокурсники, сдавшие этот самый базовый экзамен по математике, если уже сегодня вполне приличные баллы за ЕГЭ по математике не могут вам гарантировать знание студентами элементарных вещей. По крайней мере, логики математического знания они не понимают совершенно. Облегчение экзамена по русскому языку почти не читающим школьникам есть не что иное, как поощрение невежества. Сегодня впору вводить дополнительные уроки по культуре речи и риторике с первого класса до последнего курса, иначе мы рискуем получить довольно скоро поколения, способные объясняться только жестами.

Кто сказал, что гуманитарию не нужно математическое мышление, а «технарю» – владение литературной речью? Зачем заранее приговаривать юного человека к определенной стезе? В современном мире это означает серьезное ограничение возможностей, ведь по прогнозам исследователей со второй половины 21-го века динамизм социально-экономического развития будет заставлять человека менять профессию 5–6 раз в течение жизни. Чем богаче и разнообразнее знания, тем свободнее человек в выборе пути, тем разумнее и эффективнее он будет использовать изменяющиеся условия. Тем больше пользы от него будет обществу. Но министерство озабочено тем, чтобы такой поблажкой снять напряжение, которое возникло вокруг их любимого детища сейчас, когда идет зачисление в вузы. Двухуровневый ЕГЭ подается как решение, выгодное для учеников, которых не будут беспокоить невысокие баллы по «непрофильным», а, следовательно, ненужным предметам.

Министерство, может быть, искренне хотело сделать нам подарок. А получился Троянский конь.

ЕГЭ можно критиковать за форму проведения, содержание вопросов, коррупционную составляющую. Но его настоящая опасность для образования вовсе не в этом. Единый экзамен вторгается в процесс обучения, становясь главной, а часто и единственной целью. Предметы автоматически делятся на нужные и ненужные, преподавание вынужденно  подстраивается под требования и логику ЕГЭ. Учителя торопятся обеспечить знание учениками фактологии, не успевая объяснить логику предмета, историю и степень дискуссионности вопроса, привести достаточное количество примеров, наконец. ЕГЭ диктует логику, интенсивность и во многом – содержание образования. И с его помощью происходит постоянная отбраковка целых областей знания. Давно в загоне география, сильно дискриминированы химия и биология, которые выпускники относительно редко выбирают. Скоро будет можно облегчать себе жизнь, изучая математику или русский язык на «базовом уровне», решив однажды, что тебе никогда не пригодится знание дифференциального исчисления или правил пунктуации. Если же вдруг школьник решит проявить упорство и  рискнет сдавать «ненужный» предмет на продвинутом профильном уровне, он попадет в заведомо проигрышную конкурентную ситуацию. Школьник тратит больше времени, рискуя, несмотря на это, получить меньшие баллы, чем его конкуренты, сдающие базовый уровень.

Самое страшное, что делает ЕГЭ – убивает в зародыше любопытство и любознательность. Ученики не могут себе позволить учиться «просто так», потому что интересно, забавно, будоражит воображение. С географией, например, мало какой предмет может соперничать по увлекательности.  Но география уже и в советской школе была несколько дискриминирована: заканчивалась в 9 классе, экзамен по ней не сдавался, учебник по экономической географии был написан наукообразно и скучно. Сейчас география совсем в загоне, не исключено, что останется скоро на правах факультатива. Историю и литературу препарируют под ЕГЭ, биология и химия – только для тех, кто выбрал соответствующие специальности.

ГИА и ЕГЭ висят над учениками и учителями, не позволяя отвлекаться на «непрофильные вещи». И вообще увлекаться историческими аналогиями, примерами, метафорами. Всё это подготовка к единому экзамену в школе, как, кстати, и к интернет-тестированию в вузе, не позволяет. Особенно если вы даете «профильные знания». Нужно все время держать в голове структуру и примерное содержание заданий, стараясь максимально подготовить учеников и студентов.

При такой системе никогда впечатление от рассказа о дальних странах и исторических событиях, эмоциональное потрясение от книжки или интересного урока не станут поводом для выбора профессии, не подтолкнут неожиданно, выскочив из подсознания в зрелости, к творческим решениям, не станут толчком к личным открытиям и свершениям. Все больше школа будет давать мертворожденное знание, которое человек будет таскать за собой как тяжелый осточертевший чемодан,  да и то только до тех пор, пока, наконец, не разделается с ним, сдав экзамен или окончив учебное заведение.

Знание в истории развивалось целостно, его можно структурировать, но нельзя бесконечно произвольно дробить. Вспомним знаменитое высказывание Эйнштейна: «Достоевский дал мне больше, чем Гаусс». Представьте себе, что случилось бы с теорией относительности, если бы Эйнштейн изучал литературу на «профильном уровне». ЕГЭ окончательно подчиняет образование формальной сертификации. Наши дети и внуки будут жить в мире, куда более многообразном и сложном, чем мир нашего детства. А мы не только не ищем способы подготовить их к этой жизни, откликаясь на вызовы времени, а с самого детства приговариваем их к предопределенности, основанной на почти произвольном выборе. Облегчаем им жизнь, забывая поговорку, которую мы-то еще знаем с детства: «Тяжело в учении, легко в бою». ЕГЭ программирует общество на превращение невежества в норму.

Анна Очкина Источник: vz.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Анна Очкина: превращение невежества в норму