Чем Консерватория хуже "Бауманки": как отбирали вузы?

 Чем Консерватория хуже

10 ноября 2012 года в Москве, в 15:00, на площади Революции состоится митинг в защиту права на доступное и качественное образование и против урезания финансирования российской науки.

Первого ноября на сайте Минобрнауки появился документ, шокировавший многих людей в России и за ее пределами: опубликован список вузов «с признаками неэффективности», куда вошли такие знаменитые и бесспорно эффективные вузы, как РГГУ, МАРХИ (Архитектурный институт), МПГУ (Ленинский педагогический). В список попали и многие, регионообразущие провинциальные вузы. Ситуация нелепая и абсурдная. Почему это произошло, как спасти образовательных мэтров от присоединения к более слабым вузам; как спасти вузы от сокращения бюджетных мест - вот главное, о чем стоит задуматься.

Через три года сократят 20 процентов вузов

Одним из документов, подписанных президентом Путиным в первый день его третьего срока, стал указ «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки». Среди прочего там была поставлена задача «вхождения к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу». Как это осуществить - одному богу известно. Ясно одно: для этого нужны гигантские средства, которые можно получить, в том числе, благодаря «оптимизации» неэффективных вузов. 30 августа во время заседания Общественного совета министр образования Дмитрий Ливанов заявил о намерении дать оценку эффективности работы российских вузов по 50 показателям, после чего неэффективные вузы можно будет либо закрыть, либо объединение с более сильными. До марта 2013 года министерство должно представить в правительство предложения по реорганизации вузов. По словам министра, в ближайшие три года планируется сокращение двадцати процентов вузов и тридцати процентов их филиалов.

Мониторинг проводился в рекордно короткие сроки: с 15 августа по 15 сентября 541 государственный вуз и 994 филиала занесли показатели своей деятельности в единую информационную систему. И вот появился список. В нем по неэффективности лидируют гуманитарные вузы (от них государству – одно беспокойство), архитектурные (по загадочным обстоятельствам), педагогические и аграрные (с образованием и с сельским хозяйством, видимо, у нас и так все в ажуре), театрально-музыкальные (зачем кормить бездельников), и разнообразные отраслевые (для чего нам металлурги, когда есть нефтяники). Вот несколько примеров: В Татарстане неэффективными признаны Казанский государственный аграрный университет и Набережночелнинский государственный педагогический институт. В Екатеринбурге - Государственный театральный институт, Уральская архитектурно-художественная академия, Нижнетагильская социально-педагогическая академия. В список неэффективных попали Воронежский государственный педагогический университет, Орловский государственный аграрный университет. Среди неэффективных отраслевых вузов - Московская государственная академия водного транспорта, Государственный университет по землеустройству, Московский государственный университет печати (Полиграфический). И это только Москва. Самое поразительное в том, что по результатам этого мониторинга, заведомо слабые вузы часто оказываются успешными, а заведомо сильные – отстающими. В Новосибирске неэффективными признаны старейшие государственные вузы, зато эффективными оказались «шарашкины конторы, которые и дальше будут продавать дипломы» (мнение новосибирского френда из Фейсбука).

Коня и трепетную лань

У нас действительно много слабых вузов. Особенно – среди филиалов и вузов-новоделов. И проверка качества их работы давно назрела. Но почему это делается так странно? Безумие в том, что одни и те же параметры прикладываются к вузам разного профиля: к гуманитарным и инженерным, к классическим университетам и университетам техническим, к отраслевым и к театральным учебным заведениям и Консерваториям (в список неэффективных попали Санкт-Петербургская академия театрального искусства, Московский музыкально-педагогический институт имени Ипполитова-Иванова и Ростовская государственная консерватория имени Рахманинова – едва ли не единственная на всём юге России!).

Деятельность учебных заведений анализировались по пяти ключевым показателям.
1. Средний балл по ЕГЭ студентов, принятых по его результатам.
2. Объем НИОКР в расчёте на одного научно-педагогического работника.
3. Удельный вес численности иностранных студентов, завершивших(!) освоение основной образовательной программы высшего профессионального образования.
4. Доходы вуза из всех источников в расчете на одного работника.
5. Общая площадь учебно-лабораторных зданий, имеющихся у вуза на праве собственности и закрепленных за вузом на праве оперативного управления, в расчете на одного студента.

Начнем с того, что высокие баллы ЕГЭ – отнюдь не всегда показатель качества (известна коррупционность ЕГЭ, отличие его проведения, скажем, в Москве и на Северном-Кавказе). Ну, да ладно: мы исходим из того, что имеем. Но разве баллы ЕГЭ, необходимые для поступления в музыкальный или театральный институт, можно сравнить с баллами, нужными для поступления в классический университет? Кроме того, все знают: в аграрные и многие инженерные вузы идут выпускники с очень низкими баллами по ЕГЭ. Однако из этого не следует, что вузы эти надо закрывать или сливать с Высшей школой экономики. Из этого нужно делать какие-то другие выводы: например, больше денег вкладывать в эти вузы, менять программы обучения, развивать непопулярные (но необходимые) отрасли промышленности. А то, когда в России развиваются только нефтянка, да газовая отрасль – в металлурги никто не пойдет.

Дальше – «объем НИОКР в расчёте на одного научно-педагогического работника». Сравнивать объем НИОКР, например, в Бауманке, с объемом НИОКР в РГГУ нельзя. Это некорректно и заведомо провально для гуманитариев. Однако сравнивают.

Дальше – «удельный вес численности иностранных студентов, завершивших(!) освоение основной образовательной программы высшего профессионального образования». Понятно, что никакой нормальный иностранец не поедет в нашу страну на пять лет: небезопасно, нет условий для нормальной жизни. Поэтому, если иностранцы и едут к нам, то на год, на семестр. Не с целью «завершающего» обучения.

Дальше: «доходы вуза из всех источников в расчете на одного работника». Ну, какие доходы могут быть, например, у классического университета, в котором занимаются фундаментальной наукой (ведь сиюминутного, прикладного результата она никогда не дает)? Значит, заработать такой вуз может лишь увеличением доли платников, коммерческими услугами.

И, наконец: «общая площадь учебно-лабораторных зданий, имеющихся у вуза на праве собственности и закрепленных за вузом на праве оперативного управления, в расчете на одного студента». Ну, во-первых, это никак не связано с качеством обучения. А часто связано с отношением учредителя к данному вузу. На самом деле, хорошему вузу, у которого мало учебно-лабораторных зданий, надо элементарно помочь, а не оценивать его по этому параметру. Ну, не виноват он в том, что у него мало площадей!

Кажется, все очевидно. Но Министр Дмитрий Ливанов доволен проделанной работой: «Важно, что все вузы прошли оценку по единым и понятным критериям. Теперь у нас есть полный свод данных о качестве образования в каждом филиале, вузе, регионе. Эти данные должны стать сигналом для дальнейшей работы».

РГГУ

Результатом министерского мониторинга может стать слияние условно неэффективных вузов с условно эффективными. При этом уж точно будет разрушена структура присоединяемого вуза, а качество образования едва ли улучшится. Обычно это приводит к десяти-тридцати процентному сокращению штатного состава. К тому же, законодательно не закреплены нормы, которые бы прописывали, что для студентов не будет увеличена стоимость обучения. Зато – какая экономия бюджетных средств!

У всех возникает вопрос, почему в список неэффективных вузов попал РГГУ - один из лидеров гуманитарного образования страны? Не говоря о высокой репутации среди специалистов, существуют вполне официальные показатели успешности университета. С начала 2012 года РГГУ вошел в список победителей конкурса Программ стратегического развития госвузов России, проведенного Министерством образования и науки, причем из 155 победителей конкурса только 6 являются гуманитарными вузами. То есть, университет признан одним из самых эффективных в своем образовательном сегменте. По поручению Минобрнауки университет осуществляет руководство деятельностью экспертной группы по осуществлению конкурсного отбора проектов в рамках Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» по наукам гуманитарного цикла на 2012 г. РГГУ осуществляет координацию работы группы разработчиков демонстрационных вариантов контрольно-измерительных материалов ЕГЭ по «Истории». Он является головным вузом для нескольких Учебно-методических объединений вузов России по фундаментальным гуманитарным направлениям «Историко-архивоведение», «История», «Культурология», «Музеология»… Наконец, в РГГУ работает уникальный Музейный центр, объединяющий Учебный художественный музей имени И.В. Цветаева и обширную коллекцию неофициального искусства из собрания Л.П. Талочкина. Учебный музей функционирует на правах филиала ГМИИ им. А.С. Пушкина.

А, если говорить о пяти критериях оценки эффективности работы, то в последние годы университет занимает одну из лидирующих позиций в стране (!) по количеству заявлений на одно бюджетное место - более 30 заявлений. Большинство абитуриентов приходят с высокими баллами ЕГЭ.

И с интернационализацией образования здесь все прекрасно. Дело в неправильной постановке вопроса: в сегодняшней России некорректно оценивать вуз по количеству иностранных студентов, закончивших вуз (если это не РУДН). Этот показатель формировался без учета студентов, аспирантов, стажеров, прибывающих в РГГУ не на полный срок обучения, а на стажировки сроком от одного месяца до одного года. Такая форма академической мобильности во всем мире признана весьма эффективной – например, потому, что позволяет организовать движение студентов в обе стороны – не только в Россию из других стран, но также из РГГУ в университеты других стран. То же касается и различий между привлечением иностранных преподавателей в штат университета на условиях полной занятости и их работы в пределах более краткосрочных стажировок. Это позволяет осуществлять академическую мобильность преподавателей на взаимной, двусторонней основе.

И, наконец, стоит остановиться на пятом критерии мониторинга («общая площадь учебно-лабораторных зданий в расчете на одного студента»). Не вполне понятен принцип определения пороговой величины по этому критерию - 13 кв.м. на студента (до которого РГГУ, кстати, недостает лишь 0,5 кв.м.). Ведь до настоящего времени нормативным значением для гуманитарных специальностей был показатель в 10,5 кв.м. К тому же, администрация РГГУ полностью урегулировала все свои имущественные проблемы: за последние 6 лет были возвращены в федеральную собственность и закреплены за университетом свыше 65 000 кв.м. площадей. Возвращение было непростым: известно, например, как структуры Русской православной церкви пытались выгнать студентов РГГУ из зданий на Никольской улице (и, отчасти, своего добились).

Необдуманные действия Министерства подогревают безумные слухи о поглощении этого сильного вуза, имеющего недвижимость в центре Москвы – гораздо более слабым и малоавторитетным Московским государственным гуманитарным университетом имени Шолохова. Слухи эти абсурдны: весовые категории этих вузов несравнимы. Но тем не менее.

В защиту РГГУ в адрес Минобра направлено несколько петиций. Одна из них – международная, организованная ребятами, которые учились в РГГУ. Они собираются перевести ее на английский, французский, итальянский и немецкий.

Абсурдность некоторых результатов мониторинга стала понятна и Министерству. И, если изначально обследованные вузы были названы «эффективными» и «неэффективными» (последние собирались либо закрывать, либо к кому-то присоединять), то на пресс-конференции зам.министра образования, Александра Климова, прошедшей на днях, было заявлено, что после заседания межведомственной комиссии, 15-16 ноября, будут определены два списка вузов: список №1 – вузов, с признаками неэффективности, и список №2 - вузов, окончательно признанных неэффективными. Решение комиссии ляжет в основу рекомендаций президенту и правительству по принятию окончательного вердикта о судьбе вузов с признаками неэффективности. В итоге, если дело поправимо, вузу может быть выделена дополнительная поддержка государства, включая финансовую. Вузы же, признанные окончательно неэффективными, полностью утратят самостоятельность и вольются в более сильные. И еще: результаты мониторинга впредь будут учитываться при распределении бюджетных мест. Соответствующее постановление правительства уже подписано.

Наталья Иванова-Гладильщикова Источник: russ.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Чем Консерватория хуже "Бауманки": как отбирали вузы?