Дети должны учиться вместе?

 Дети должны учиться вместе?

Бывший премьер, бывший президент, нынешний премьер и потенциальный президент изрек:

«Новая школа — это школа для всех. В любой школе будет обеспечиваться успешная социализация детей с ограниченными возможностями здоровья, детей-инвалидов, детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся в трудной жизненной ситуации».

А позвольте задать вопрос, Дмитрий Антонович, где Ваши дети учатся? Где учатся (учились) дети и внуки Путина, министров, руководства Газпрома, магнатов «Масс-медиа»?

Это дети Сталина, Берия, Хрущева, Микояна и других советских руководителей учились в обычных школах, университетах, военных училищах — «дети должны учиться вместе». А пришел 41-й, их дети стали в общий строй: командирами батарей, летчиками-истребителями. Тот же Серго Берия выполнял свецзадания в Тегеране и Ялте, прыгал с парашютом в тыл врага.

Вместе со мной в 60-х годах в параллельном классе училась дочь Главнокомандующего Вооруженными силами Варшавского пакта. Через дорогу от моего дома — обычная школа, где учились внуки Брежнева.

Ну что ж, тогда была тоталитарная система. А сейчас дети великих демократов предпочитают учиться «за бугром» или, в худшем случае, в закрытых элитных школах. Так что сейчас вожди экспериментировать с «инклюзивным образованием» собираются не на своих детях, а на детях малообеспеченных и средних слоев населения.

Надо ли говорить, что подавляющее большинство населения желает, что бы их дети в школе получили хорошее образование при минимальных потерях времени и здоровья, особенно нервов. А главное, не «заразились» бы в школе наркоманией, пьянством, курением и ранней (до 16 лет) половой жизнью.

Я как историк и преподаватель с большим стажем утверждаю, что чем однороднее класс (группа) учащихся, тем она быстрее усваивает знания, тем легче учителю передавать знания учащимся. И при этом существенно уменьшается число конфликтов между самими учащимися.

А вот Медведев навязывает нам «инклюзивное образование» то есть совместное обучение разных детей в общеобразовательных школах по месту жительства семьи.

«Инклюзивное образование полагает, что люди с различными формами инвалидности должны быть включены в образовательный процесс на равных правах с людьми без инвалидности, а учреждения образования создать им для этого соответствующие условия.

Инклюзивное образование — это такой процесс обучения, при котором любой ребенок может получать образование в независимости от физических или умственных особенностей, культурной принадлежности, национальности, социального происхождения и других отличай.

Инклюзивное образование предусматривает возможность обучения ребенка с теми или иными особенностями в школе, наиболее близкой к дому.

При инклюзивном образовании каждый ребенок имеет возможность воспитываться в семье, а его родители могут выбирать для него наиболее подходящее, по их мнению, учебное заведение».

Пока особый упор делается на то, чтобы дети-инвалиды учились с нормальными в одном классе. Несостоятельность идеи очевидна всем, кто учился или учится в стандартной советской трех- или пятиэтажной школе без лифта. Первый урок физики — на 5-м этаже, второй, биологии — на 2-м, третий, химии — на 4-м. Кто будет таскать инвалидов-колясочников? Как с ними организовывать экскурсии в музеи, театры, на природу, играть в «Зарницу»?

Неизбежны и лишние конфликты между учащимися. Школьники и даже студенты не любят, когда кому-то дают особые привилегии, да еще не объясняют прямо, почему. Так, одна подруга рассказывала, что в 8—10 классах их всех заставляли ходить в школьной форме, кроме Зеленовой, которая обладала чересчур пышными формами и выглядела комично в школьной форме

— Девочки, почему Вы пришли не в форме?

— А почему Зеленова ходит, а нам нельзя?

Преподавательница не рискует открыто объяснить причину.

А когда я перешел на 2-й курс МИФИ, новый профессор долго распинался, что у него курс особенный, пропустишь лекцию — не найдешь ни водном учебнике, не сдашь ни зачет, ни экзамен. Но вот после лекции к нему подходит беременная студентка и просит дать ей свободное посещение на весь семестр. «Конечно, конечно!», — расплывается в улыбке вальяжный профессор. После чего я и еще ряд коллег перестали ходить на его лекции. Ну а материалы нашлись.

Однако все эти игры в инклюзивность ведутся не ради детей-инвалидов. Власти понимают, что в обычных школах будет плохо и тем, и другим. Так что нашествие инвалидов в классы не предвидится.

Игра делается в целях идеологического обеспечения ввода в наши школы миллионов детей мигрантов. Дети мигрантов плохо говорят, а то и вообще не говорят по-русски. У них совсем иной менталитет, чем у коренного населения.

Если значительное число мигрантов радо работе в России, благо, они хорошо помнят жуткие условия у себя на родине, то их деточки не помнят родины, а то и вообще родились в России. И они не только не благодарны нашей стране, а наоборот, имеют к ней большие претензии. Собственно, ничего нового я здесь не говорю. Об этом уже несколько лет регулярно пишут СМИ всей Западной Европы. А во что выливаются подобные настроения детей мигрантов, мы уже видели в телерепортажах о бунтах в Англии и Франции.

Один нерадивый ученик способен лишить знаний целый класс. Вот в нашей обычной школе с 5 по 8 класс учился второгодник Писарев. Учительница английского Вера Яковлевна посвящала ему одному более половины урока. Но Писарев — ни в зуб ногой! Остальные ученики зевали или развлекались, глядя на «единоборство» Писарева и Веры Яковлевны. Хорошо, что Писарев знал русский. А то было бы…

Самое забавное, что Писарев бросил школу после 8-го класса, и когда мы заканчивали институт, он уже работал водителем автобуса и получал в три раза больше, чем выпускники МГУ или Физтеха.

100—150 лет назад поток мигрантов в Россию и Западную Европу был ниже на порядок или два. А главное, 99% их мечтало стать французами, англичанами или русскими. Они старательно учили язык и быстро перенимали менталитет жителей принявшей их страны. Замечу, что первые мечети в Санкт-Петербурге и Москве появились лишь в начале ХХ века, а во Франции — в 1920 году. Да и строились мечети в России в основном для русских мусульман, живших в составе страны свыше трех веков.

Ныне подавляющее число мигрантов и в Европе, и в России принципиально не желают ассимилироваться. Во Франции по 20—40 лет живет целое поколение людей, существующих на государственное пособие и принципиально нежелающих работать. Их де должны кормить коренные французы, которые у мигрантов в неоплатном долгу. Не менее 80 тысяч арабов во Франции — многоженцы, и безбедно живут на пособия, которые получают на своих многочисленных детей.

Риторический вопрос, должно ли наше население при таком низком уровне жизни за свой счет учить миллионы детей мигрантов, которые в большинстве своем не любят Россию и высказывают к ней претензии? Нужны ли нам потенциальные тунеядцы, уголовники или террористы? Мигрант едет в Россию работать — так зачем ему тащить сюда свою семью?

У мигранта старого или малого не должно быть равных прав с гражданином Российской Федерации. Элементарный пример на бытовом уровне: Предположим, мой сосед, такой же владелец квартиры, напьется пьяный и будет сквернословить. Я могу ему на следующий день по дружбе объяснить, как это нехорошо. Могу, в конце концов, обратиться в суд, в прессу. Но если у нас в подъезде матерится пьяный электрик или сантехник, я обращусь в ЖЭК с просьбой прислать ему замену. Не мое дело его перевоспитывать, с ним судиться и т.д. Пусть этим займется полиция или аксакалы на его родине.

Слишком дорого и неэффективно перевоспитывать мелких правонарушителей из числа мигрантов любого возраста, ставить их на учет в милицию, давать условные или даже небольшие реальные сроки. Гораздо проще депортировать их в 48 часов на родину.

Во все времена на Руси велась селекция учащихся. Толковых отделяли от бестолковых, а не знающих русский язык учили отдельно. Смотри Греческую гимназию Екатерины Великой и т.д. А в советское время вспомним опыт Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы. Хулиганов же до 1917 года беспощадно гнали из гимназии с «волчьим билетом», то есть без права дальнейшего поступления в государственные учебные заведения.

Селекция нужна везде. В 1941 году мы заплатили страшную цену в миллионы убитых за неоднородность нашей армии. Я берусь доказать, что неоднородность входила в число пяти основных причин поражений 41-го. Отцы-командиры понапихали в наши элитные танковые дивизии, стоявшие на западной границе, по 10 и более типов танков. Так, в одном полку вместе с КВ и Т-34, равные которым у немцев появились через 1,5—2 года, соседствовали музейные образцы, которые могли двигаться со скоростью 10 км/ч. В моторизованные корпуса поступили современные пушки с подрессориванием, способные двигаться со скоростью 30—50 км/ч. Зато их передки и зарядные ящики не были подрессорены. По этой и другим причинам наши моторизованные дивизии передвигались не быстрее пехоты.

Отцам-командирам до 1941 года было наплевать на национальный состав частей. В результате около 20 дивизий, сформированных из уроженцев Прибалтики, Западной Украины и крымских татар, попросту разбежались по домам, а то и в лес с оружием.

Лишь страшные поражения заставили отцов-командиров сводить тяжелые танки исключительно в танковые полки прорыва и т.д. Национальные части остались, как, например, эстонцы, поляки и т.д., но там проводилась такая селекция, да еще с разбавлением коренными проверенными русаками. Наша армия стала однородной и закончила войну в Берлине.

Как, вы думаете, будет учиться ваш сын или дочь в классе из 25 человек, из которых 5 едва говорят по-русски, еще 5 — не знают его вообще, да еще по паре местных хулиганов и наркоманов? Неужели кто-то надеется, что в таком классе можно получить нормальное образование?

Автор преувеличивает? Ничуть?

«Проблема образования детей мигрантов сейчас выходит на первый план, — признает начальник управления образования Екатеринбурга Евгения Умникова. — Если в прошлом году таких обучалось полторы тысячи, то в этом набралось уже 1600.

В школе № 50 русский язык не считает родным каждый третий ученик. В прошлом году здесь обучалось 166 детей-иностранцев, в этом — уже 248, в каждый из трех первых классов поступили по десять первоклашек, совершенно не говорящих по-русски».

«В результате исследования было выяснено, что почти для трети будущих первоклассников города Москвы русский язык — не родной, но эти ребята будут вынуждены учиться вместе с теми, кто уже бегло читает. Трудно придется всем: и тем школьникам, кто хорошо знает русский язык, и тем, кто его знает весьма слабо, и педагогам, чья задача будет совместить несовместимое.

В 2012 году треть московских школьников — не понимают русский язык в той или иной степени.

Возможно, есть такие, которые путают падежи, и те, которые вообще не киргуду по-русски.

В 2011 году в московские школы поступили ровно 70 тысяч детей мигрантов. Многие из них почти не умеют говорить по-русски. В 68 школах столицы открыты дополнительные занятия по изучению русского языка, но их, в общей сложности, посещают только 417 человек».

А, может, автор разжигает ксенофобию? Никак нет. Как видите, я считаю, что и отечественному хулигану, срывающему урок, избивающему мальчиков и лапающему девочек, не место в нормальной школе. Пусть идет в спецшколу к себе подобным.

А у меня в 80-х была подруга — 100-процентная таджичка по имени Зебо. Ее бабушка, член тогдашнего правительства Таджикской ССР, требовала, что бы Зебо вышла замуж за таджика и жила бы по таджикским понятиям. Зебо же окончила университет по специальности «русская литература» и по ней же поступила в аспирантуру. Она мечтала выйти за русского и обещала покончить жизнь самоубийством, если ее выдадут за таджика. Русский язык она знала лучше, чем 99,9% русских школьников, а таджикский понимала еле-еле. Недавно увидел в Интернете серьезную статью за подписью кандидата наук Зебунеско Г. Повернется ли у кого-нибудь язык назвать ее мигранткой? Она русская таджикского происхождения!

У русского народа никогда не было ксенофобии. Тех, кто приходил в Россию с любовью и желанием жить здесь, русские принимали с распростертыми объятиями. Почему уже три столетия с переменным успехом ведут бой ученые мужи — норманисты и антинорманисты. Да потому что варяги прибыли на Русь тысячами, если не десятками тысяч, но обрусели во втором или даже первом поколении. И теперь антинорманисты доказывают, что варягов вообще не было.

Екатерина Великая в 15 лет осознала себя русской. Грузинский революционер по кличке Коба (кавказский разбойник) вовремя понял, что такое Грузия, что такое Россия, и стал русским человеком товарищем Сталиным. Равно как и корсиканец Наполино Буона-Парте осознал, что такое Корсика, и что такое Франция, стал учить французский (родной у него был итальянский) и назвался Наполеоном Бонапартом. И, замечу, что Екатерина Великая не допускала в свое окружение немцев, Наполеон — корсиканцев, а Сталин — грузин.

Такие «мигранты» нужны России. А всем остальным пора сказать: «Поработал, получил деньги и домой! До свидания. Вон дорога в аэропорт».

Возвращаясь к проблемам школы, стоит заметить, что родители и учащиеся могут заставить власти отказаться от порочной идеи «инклюзивного образования», не ожидая 5 лет следующих выборов, не выходя на митинги и не строя баррикад. Просто надо в каждой школе отстаивать свои законные права.

Что случится, если группа нормальных учеников и их родителей потребует у директора перевести их в один класс, где не будет малограмотных мигрантов и туземных хулиганов? А то они просто займут класс и потребуют себе учителя на урок. Что, директор вызовет ОМОН или ФСБ? Сейчас почти все городские дети имеют мобильники с видеокамерами. Ни одна выходка мигрантов или местной шпаны не должна оставаться не отснятой и не отправленной в Интернет или даже в РОНО и СМИ.

Не думаю, чтобы школьников придется особенно уговаривать устроить бойкот школы, директор которой не хочет удалить из нее лиц, мешающих учиться нормальным детям. Сейчас будущее наших детей и внуков в наших руках.

Во Франции и Англии мигранты провалили программы «плавильного котла» и «мультикультуризма». Зачем на наших детях пытаются проводить гнусные опыты, приведшие к массовым погромам в других странах?

Зебо и ей подобные успешно занимаются наукой и бизнесом. А малограмотные деточки мигрантов получат «липовые» аттестаты, как во Франции, а затем не менее «липовые» дипломы частных ВУЗов. А когда их не захотят брать на престижные и высокооплачиваемые места, обвинят русских в шовинизме, ксенофобии, расизме и тогда…

Александр Широкорад Источник: golossovesti.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Дети должны учиться вместе?