Детский сад пытались слить… с университетом

 Детский сад пытались слить… с университетом

А получили скандал с участием Дианы Гурцкой и войну не на жизнь, а на смерть. «Человек, возбуждающий социальную вражду, подпадающую под определение экстремизма по действующему законодательству, не может быть во главе инклюзивного образовательного учреждения. Детскому саду нужен другой руководитель», — говорится в обращении певицы Дианы Гурцкой в Департамент образования Москвы. Чем вызваны столь суровые обвинения и каковы истоки конфликта, попытался разобраться «МК».

Московский детский сад № 2635 занимается инклюзивным обучением малышей с проблемами здоровья не на словах, а на деле: два десятка из двухсот его воспитанников — слабослышащие дети. Садик на хорошем счету и у родителей, чьи дети не имеют особых показаний по состоянию здоровья. Достаточно сказать, что сюда ходит сын известной певицы (и члена Общественной палаты) Дианы Гурцкой, а ее муж, руководитель аппарата одного из комитетов Совета Федерации Петр Кучеренко, возглавляет управляющий совет детсада. Но всеобщее счастье длилось недолго.

В 2012 году городские власти огорошили родителей известием, что их детский сад как самостоятельная единица ликвидируется и вливается... в Московский психолого-педагогический университет (МГППУ). Спору нет: за годы реформы образования наш человек притерпелся ко всему — и вогнать его в состояние шока непросто. Но в данном случае это удалось. Родители бросились по инстанциям. А когда в пылу приготовлений к слиянию узнали, что в сад назначена новая заведующая, решили: настал последний и решительный...

Петр Кучеренко: "И все это — на основании одной-единственной резолюции: «Не возражаю»

— Родители, управляющий совет и педагогический коллектив проголосовали против слияния и за сохранение автономности нашего детского сада, — рассказал «МК» Петр Кучеренко. — По сути дела, попытка объединения не имеет никаких законных оснований. Единственное, на что она опиралась, — резолюция столичного руководства «Не возражаю» на письме ректора МГППУ, где говорилось о разработанных вузом уникальных методиках для дошкольников, включая детей с ограниченными возможностями и о желании их апробировать. Между тем в вузе, с которым нас пытались слить, не оказалось даже структурной единицы, к которой мы могли бы присоединиться! Конечно, мы выступили против всей этой затеи!

Столкнувшись с ожесточенным сопротивлением родителей, городские власти в начале лета пообещали им не форсировать события и еще раз «подумать», стоит ли скрещивать ежа с ужом. Однако 2 июля в детский сад была назначена новая заведующая — Ирина Макарова. Управляющий совет связал ее появление с решением властей довершить намеченное объединение. И конфликт полыхнул с удесятеренной силой, быстро приняв персональную направленность.

— Ирина Макарова преподавала в МГППУ! Университет же кровно заинтересован в нашем присоединении: бюджет детского сада составляет 40 млн рублей в год, а в вузах сейчас дефицит студентов, а значит, и средств, — считает Кучеренко. — Вот и на встрече с коллективом новая заведующая заявила, что процесс объединения не остановить. А на протесты сотрудников отвечала, что никого насильно держать не будет. Ясно же, что эта подготовка к реорганизации!

Курс на присоединение к МГППУ — лишь одна из претензий, предъявленных группой родителей Ирине Макаровой. Вскоре к ней добавились: «попытка изменить систему реабилитации детей с ограниченными возможностями»; стремление укрупнить группы, в которые ходят слабослышащие дети; конфликты с родителями (по словам Петра Кучеренко, его самого «несколько раз не пускали в детский сад как в дневное, так и в вечернее время»). Наконец, новой заведующей инкриминировали «развал педагогического коллектива — недоплаты персоналу, выдавливание из сада опытных сотрудников и их замена непонятными специалистами». По словам Кучеренко, сразу «трое сотрудниц оказались должны детсадику: кто 500 рублей, кто — 700. А нянечка, числившаяся на трех ставках, — даже 30 тыс. рублей». А 14 августа и вовсе произошло ЧП. Трехлетняя воспитанница потеряла сознание и впала в кому, из которой ее с трудом вывели врачи «скорой помощи». Несчастье с ребенком случилось в отсутствие заведующей: за четыре дня до него она уехала в отпуск. Но виновной в жалобах начальству и в интервью СМИ инициативная группа родителей все равно называла ее. И это, похоже, сработало:

— Нас наконец услышали, — поделился с «МК» Петр Кучеренко. — Принято решение, что как бюджетное учреждение наш детский сад будет сохранен. А к нему присоединят один из лучших детских садов округа. Кроме того, назначена новая заведующая — победитель конкурса педагогов. 4 сентября прошло общее собрание родителей, трудового коллектива и управляющего совета, которое единогласно одобрило это присоединение. Впрочем, если противостояние продолжится, мы готовы продолжить борьбу!

Ирина Макарова: «Я столкнулась с огромной несправедливостью!»

— За что меня так усердно обливают грязью? — недоумевает Ирина Макарова. — Ни с кем из управляющего совета я вроде раньше никогда не пересекалась... Мне даже стало казаться, что родители связали мою персону с предполагаемой реорганизацией садика. Но не могут же взрослые разумные люди не понимать, что такие решения принимаются не на уровне заведующих и я к ним совершенно непричастна! 27 июля я собрала заседание совета — первое после своего назначения. А уже на следующий день Диана Гурцкая направила в Департамент образования жалобу. Там мне приписали и «сокращение зарплат сотрудников», и «массовые увольнения», и намерение укрупнить группы, и даже «экстремизм». Но это же все неправда! Взять хотя бы зарплаты. Их перерасчет был произведен не по моей прихоти, а из-за того, что с мая детский сад перешел на новую систему оплаты труда. Да и положение о переходе утверждала не я, а прежняя заведующая вместе с председателем управляющего совета Кучеренко. Правда, из-за изменения сроков отпуска у одной из сотрудниц перерасчет был проведен дважды. Но проверка, проведенная по жалобе Гурцкой Департаментом образования, никаких нарушений не выявила. Не подтвердились и жалобы на «массовые увольнения». На самом деле после моего прихода из коллектива более чем в 60 человек ушли всего две сотрудницы. Приписываемое же мне «укрупнение групп» вообще не в моей компетенции. Объем групп определяют СанПиНы. Формирование контингента детей идет через окружную службу информационной поддержки. А списки зачисленных, по которым мы набираем детей, составляют окружные управления.

Правда, в последнее время детсадовские группы действительно увеличились. И в том числе — в садике № 2635. К примеру, в комбинированных группах, куда вместе со здоровыми ребятами ходят малыши с нарушениями слуха, уже не по 12, а по 15 человек, а в массовых не 20, а 25 и даже 27. Но любой эксперт подтвердит: это не самодеятельность заведующих, а приказ сверху — цена, которую город платит за попытку ликвидировать очереди в детские сады.

Тем временем 1 августа в детском саду № 2635 собралось новое заседание управляющего совета. В присутствии руководства городского департамента и окружного управления образования заведующая, по ее словам, попыталась «обрисовать истинное положение дел. Но со 2 августа всё те же обвинения зазвучали на радио, телевидении, на многочисленных ресурсах в Интернете. И снова там было одно лишь желание убрать меня с должности. Так, Гурцкая рассказывала, что ее сына выгнали из садика, ее супруг, являющийся председателем управляющего совета, — что его самого перестали туда пускать, а возглавляемому им общественному объединению отказали в праве там собираться. На самом же деле мальчика в августе перестали приводить сами родители; управляющий совет я лично приглашала заседать в стенах садика, но г-н Кучеренко принял другое решение, а сам он не попал в детский сад исключительно потому, что явился туда около девяти часов вечера».

Что было на самом деле — так это несчастный случай с воспитанницей 14 августа. Трехлетняя Соня, рассказала заведующая «МК», «внезапно потеряла сознание и упала. Воспитатели вызвали „скорую“ и до приезда врачей оказали необходимую медицинскую помощь, благодаря чему девочку, к счастью, удалось спасти. Медицинского заключения о причинах, приведших к столь серьезным последствиям, пока нет. Однако на меня обрушилась новая волна клеветы. Вначале стали распускать слухи, что ребенок впал в кому, будто бы получив черепно-мозговую травму. Когда эта информация не подтвердилась, придумали, что все якобы случилось из-за того, что дети оставались без присмотра воспитателей и Соня наглоталась таблеток, и даже о ее сознательном избиении».

— Я столкнулась с огромной несправедливостью! — вздыхает Ирина Макарова. — Поэтому готовлю обращение в суд о защите своей чести и достоинства. И уже направила жалобу на неправомерные действия Петра Кучеренко в Департамент образования Москвы и по месту его службы в Совет Федерации. Надо же, чтобы люди в конце концов узнали правду!

Последнее слово

В ситуации, сложившейся вокруг московского детского сада № 2635, как в капле воды отразились все проблемы последнего времени. Тут и маниакально-депрессивное слияние несоединимых учебных заведений. И новая форма административно-финансового существования детских садов и школ, подталкивающая их администрацию к сжатию штатов. И перевод на новую систему оплаты труда с отменой прежних надбавок педагогов. И нищенские зарплаты в детских садах. И много чего другого. Проблемы множатся, отравляя жизнь миллионам людей, причастных к системе образования, — родителям, детям, педагогам, администраторам. Истрепанные нервы, загубленные карьеры, взаимные жалобы, судебные разбирательства... Сколько еще их потребуется, чтобы отказаться от абсурдных решений?

Марина Лемуткина Источник: mk.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Детский сад пытались слить… с университетом