Иван Иваныч и образование

 Иван Иваныч и образование

В Древней Греции знали, что без образования и воспитания государство исчезает!.. А в тридевятом государстве это знаем только мы?

Чтоб все встало по понятку, начинаем по порядку.

Иван Иваныч – преподаватель в бывшем техникуме, по-нонешнему – в  колледже. Притом не у нас (говорю я специально для прокуроров и омонов) – а в каком-то тридевятом государстве, построенном шахраями с немцовыми.

Что Иваныч рассказывает – вы, может, не поверите; а может – сами это знаете. У нас теперь так: или не веришь, или сам это знаешь. Никто не верит никому. За это телевизору спасибо.

А что преподает Иван Иваныч – не важно. Хоть английский язык, хоть математику. И вот ставит он студенту, курсанту, ученику (нужное подчеркнуть) за полугодие – скрипя сердцем и болея душой – тройку… Даже не ставит, а выводит трясущейся рукой, в ответ на категорическую «производственную необходимость»… (Производства нет, а необходимости – остались…). И выслушав, помимо «необходимости», гениальный или остроумный ответ курсанта, студента, учащегося… Гениальные ответы  бывают обычно в течение семестра, на занятиях:

- Итак, что мы делаем, Казаков, в случае возгорания?
Казаков (не отрываясь от нет-бука, телефона, плейера):
- Да вы сами только что сказали!

На экзамене ответы уже просто остроумные:

- Что такое система управления качеством?
- Чё-то знакомое!..

Придется нам об этой системе рассказать.

С самого начала студент уверен не только в своей тройке (это уже самые отпетые!), но и в четверке и даже в пятерке. Потому, во-первых, что за неуспеваемость его не отчислят ни за что: ведь тогда урежут финансирование колледжу, университету, академии – финансируют не что-нибудь, а поголовье обучаемых. Чем меньше обучаемых, тем меньше зарплата Ивана Иваныча. Чем более безнаказанный студент, тем хуже он обучаемый. Преподаватели угрюмо шепчутся: еще в Древней Греции знали, что без образования и воспитания государство исчезает!.. А в тридевятом государстве это знаем только мы? «Знают они тоже прекрасно!» – поднимает трясущуюся руку Иван Иванович, и вся учительская дружно кивает… И головы уже не поднимает.

А во-вторых, существует телефонный мост между родителем и мастером профобразования, деканатом, администрацией (нужное подчеркнуть), которые оба берут преподавателя либо в тиски, либо выкидывают за черту своего внимания… Именно это последнее случилось с Иваном Иванычем.

А что случилось? Он выставил недорослю тройку за полугодие, имея в уме, разумеется, двойку. Примчалась размалеванная мамочка, утверждая, что ее чадо любит этот предмет и она сама его проверяет, а преподавателя она потащит в комитет по образованию как профнепригодного. На счастье Ивана Ивановича, как раз в этот день он проводил контрольную, которую недоросль написал на два балла. Мамочке не удалось вырвать работу ее сыночка из рук Ивана Иваныча, зато она помчалась к завучу и к коллеге Ивана Иваныча, чтобы коллективно эту бумажку рассмотреть, а Иван Иваныча уличить… Этот замысел им не удался, но телефонный мост таки доказал свою эффективность. Недоросля отправили на практику, приняв у него экзамен досрочно – без Ивана Иваныча – и выставив недорослю три пятерки: за полугодие, за год и за экзамен. Учтя его беззаветную любовь к предмету.юю Теперь Иваныч собирается менять место работы – или жить на одну пенсию.

- Неужели такой упадок? – спросил я Ивана Иваныча. – Чем же эти недоросли занимаются на уроках?
- Про электронные игрушки ты уже слышал. В остальном же – треплются и крутят любовь.
- И что делать?
- Ничего уже не сделать, если не вернуть раздельное обучение мальчишек и девчонок.
- Э, куда хватил!.. Это же наперекор западному ветру гендерной демократии!

Сказать-то я это сказал, а сам теперь думаю: что же с нами будет?

- Или ты не слыхал, – отвечает на мои мысли Иван Иванович, – о трехлетнем перерыве набора в военные училища и академии? А о сокращении числа училищ и академий? О сокращениях вооруженных сил? В том числе – заморозкой новобранцев в прикиде от Юдашкина?  А про накопление внутренних войск наверняка ты знаешь!
- Тогда на что нам надеяться? Только на ядерный потенциал?
- Потенциал чего?.. – спрашивает Иваныч и криво улыбается.
Я жду, а он молчит.

- Значит, так… – начинает он опять. – Чтобы по понятку… Когда армию заменили внутренними войсками – кто у них командир? Внутренний командующий. А тогда должен быть и внешний! Тогда скажи: у кого на дому обедает в Нью-Йорке президент тридевятого государства? Правильно: у Киссинджера. Вот я и думаю: не этот ли Киссинджер наш внешний президент. А теперь ты мне скажи: кого он сдержит, наш ядерный потенциал, если вся потенция – за рубежом?


Я на минуту потерял способность речи.
- Иваныч, ты меня пугаешь!
- А ты не пугайся, – криво улыбается Иваныч, но уже в другую сторону. – У нас теперь монументальный мужчина появился. Он два года учился двери в НАТО ногой открывать, так теперь их самолеты ему в Ульяновск туалетную бумагу возят, а то от нашей он за два года отвык.
- А почему в Ульяновск?
- Мне без разницы, – отвечает Иваныч. – Я не об этом думаю.
- А о чем?
- Наверно, и правда,  у негодяев патриотизм – их последнее прибежище…
Я вскипел:
- Но у нас-то… У нас-то оно – первейшее!
- Первое и последнее! – припечатал Иваныч. – Но кто мы с тобой, кто?.. А где же та внутренняя сила, что поднимется на две-три ступеньки и сделает все необходимые аресты и назначения? Будем ждать, когда все сделает киссинджер?

Юрий Серб Источник: sozidatel.org

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Иван Иваныч и образование