Кандидатская дискредитация

 Кандидатская дискредитация

Итоги скандала с фальшивыми диссертациями выглядят одновременно закономерными и невероятными.

15 февраля коллегия ВАК единогласно проголосовала за лишение бывшего директора Специализированного учебно-научного центра (СУНЦ) МГУ Андрея Андриянова ученой степени кандидата исторических наук. Формально он еще некоторое время будет оставаться обладателем этой степени — решение ВАК служит лишь основанием для соответствующего приказа министра образования и науки. Но ни у кого нет сомнений, что Дмитрий Ливанов подпишет такой приказ в ближайшие дни. Таким образом, история, начавшаяся с обращений выпускников СУНЦ к ректору МГУ Виктору Садовничему и в ВАК, формально завершена. Все требования авторов обращения удовлетворены: Андриянов лишился и должности, и диплома кандидата наук. Однако «диссертационный» скандал давно вышел за рамки конфликта вокруг конкретной персоны и утихать явно не собирается.

Если бы Андрей Андриянов не существовал, его следовало бы выдумать. Скандал вокруг назначения мальчика из кремлевской политобслуги директором легендарного колмогоровского интерната неожиданно высветил крупную общественную проблему. Конечно, все, кто имеет хоть какое-то отношение к российской науке и высшей школе, о существовании заказных диссертаций знали давно. (На запрос «диссертация на заказ» «Яндекс» выдает семь миллионов ссылок — и можно не сомневаться, что рекламных объявлений среди них гораздо больше, чем разоблачительных статей.) Не был секретом и неправдоподобно низкий профессиональный уровень самих диссертаций. Еще до официального окончания работы комиссии Минобразования, проверявшей подозрительные диссертации, ее глава, замминистра Игорь Федюкин, высказался в том смысле, что если для выявления плагиата, фальшивых публикаций и прочих явных нарушений нужен специальный анализ, то для того, чтобы убедиться в научном убожестве многих успешно защищенных работ, достаточно просто их прочитать: «Эти работы пишутся непонятно для чего, не имеют никакого научного содержания и никоим образом не могут рассматриваться как допуск к профессии исследователя и преподавателя высшей школы».

Все это, повторяю, было известно и раньше. Но «Андрияновгейт» заставил профессиональное сообщество осознать: речь идет уже не о нарушениях, пусть даже массовых, а о налаженной, бесперебойно работающей системе. Дело не только в том, что из 25 работ, выбранных комиссией Федюкина для проверки, 24 оказались «палеными», а по одной комиссия не получила запрошенных сведений. Куда больше поражает тотальность подлога. Мало того что человек, чье имя значилось на обложке, не писал (а нередко и не читал) якобы подготовленной им работы — во многих случаях никакой работы, собственно, и не было. Никто не проводил никаких исследований, никто не публиковал никаких статей (в ссылках, помещенных в авторефератах и самих диссертациях, указаны несуществующие номера журналов). А сам «научный труд» обычно представляет собой ворох фраз и абзацев типа«Воспитательный процесс в университете реализуется через факультетские, общеуниверситетские, городские, национальные и международные мероприятия и акции, через активную вовлеченность студентов в жизнь гражданского общества и государства», надерганных из разных источников и минимальными редакторскими усилиями сведенных в более-менее связный текст. Подобные пассажи не только кочуют из одной диссертации в другую (унифицированность деталей — обязательное требование всякого поточного производства), но порой повторяются по два-три раза в одном и том же опусе. Текст-то сугубо ритуальный, читать его все равно никто не будет. А если кто-то вдруг и прочтет, все равно не различит данный перл научной мысли среди бесконечной череды столь же пустопорожних словес. А если даже кто-то и различит (или недоброжелатели подскажут) — кто будет поднимать шум? Диссертационный совет, возглавляемый «крупнейшим специалистом по новейшей истории России» Александром Даниловым, защитившим в свое время кандидатскую диссертацию «Комсомол — активный помощник КПСС в воспитании рабочей молодежи в ходе социалистического соревнования», а затем и докторскую «Партийное руководство развитием творческой активности работающей молодежи»? Или ВАК, где тот же Данилов выступает в роли ведущего эксперта по истории, а первое лицо слишком занято сомнительными сделками с недвижимостью?

По сути дела, в России сегодня фальсифицировано не то или иное количество кандидатских и докторских дипломов, даже не деятельность тех или иных институций (диссертационных советов, ВАК). Предметом подделки стала сама система определения квалификации научных кадров. И это весьма органично вписывается в общественный контекст — ведь вся путинская эпоха ушла на создание бесчисленных симулякров, муляжей и имитаций. Фальсифицировано все — от парламентских выборов до журналистских расследований, от чудесного обретения античных амфор в результате удачного нырка главы государства до судебных процессов. Чем, собственно, занимался г-н Андриянов до его назначения директором СУНЦ? Да вот именно этим — созданием видимости поддержки студентами МГУ политики Путина и «Единой России», а также ректората самого МГУ. И неважно, что результат его трудов даже и видимостью-то назвать нельзя — все заинтересованные лица, включая заказчиков, прекрасно знают цену такой «поддержки». Ну и что? Кого стесняться-то?

Автору этих строк уже приходилось писать, что наиболее общим и очевидным итогом путинской эпохи стало исчезновение из общественной жизни понятия «неприлично». Можно назначить уже уличенного плагиатора министром, а продюсера скандально-антинаучного фильма — главным редактором национального просветительского канала; можно посадить в тюрьму эксперта за неугодные следствию выводы и оправдать тюремщиков, замучивших невинного человека... да все можно. Но до недавнего времени тотальное бесстыдство было отличительной чертой власти, в крайнем случае, ее вольнонаемной обслуги вроде незабвенного эксперта Елены Кирюхиной.

Сегодня эпидемия бесстыдства, похоже, распространяется и на тех, кто никак не связан с властью. Среди клиентов оскандалившегося диссертационного совета Д 212.154.01 МПГУ все комментаторы особо выделяют фигуру Владлена Кралина, более известного как Владимир Тор — член КС оппозиции по квоте националистов. Симптомы все те же самые: обширные (порой в десятки страниц подряд) необозначенные заимствования из чужих работ плюс ссылки на несуществующие публикации. Но если Андрияновы, Бурматовы и прочие Мединские могли надеяться, что никто ничего не заметит, а если и заметит, то своих власть в обиду не даст, то зачем так подставляться оппозиционному политику? Он же не мог не понимать, что  власть не упустит случая прижучить. С другой стороны, на избранном им поприще ученая степень особых преимуществ не дает. Словно в лавочке профессора Данилова была рождественская распродажа, а г-н Тор просто шел мимо и не устоял перед соблазном. Или, если говорить серьезно, складывается впечатление, что даже иные оппозиционные политики уже искренне не видят в подобных действиях ничего предосудительного.

И вот тут начинается интрига. В такой ситуации и на таком общественном фоне логично было бы ожидать, что официальные инстанции либо вообще не обратят внимания на обвинения в адрес Андриянова и других персонажей (как они это сделали совсем недавно в случае Владимира Мединского), либо назначенная ими комиссия благополучно спустит дело на тормозах. Но уже факт включения в состав комиссии наряду с высокопоставленными историками доктора биологических наук Михаила Гельфанда явно противоречил этой логике. Дело не в том, что Гельфанд тоже член КС оппозиции: конечно, подобное сотрудничество власти и оппозиции, мягко говоря, нетипично для сегодняшней России, но включили-то его явно не для того, чтобы соблюсти политический баланс. И даже не потому, что техника поиска повторяющихся текстовых кусков в диссертациях ничем принципиально не отличается от техники поиска повторяющихся нуклеотидных последовательностей в геномах — а как раз в этой области доктор Гельфанд является признанным специалистом. Важнее то, что он известен как активный борец с имитацией науки, прибегающий порой в этой борьбе к довольно нестандартным методам . Вдобавок он еще и заместитель главного редактора газеты «Троицкий вариант», где было опубликовано письмо выпускников СУНЦ, положившее начало всей истории. Словом, явно не тот человек, которого следует звать, если конечная цель — замять дело.

И действительно, итоговый доклад комиссии стал основанием не только для лишения г-на Андриянова незаслуженной степени, но и для куда более масштабных выводов и решений. Уже приостановлена деятельность диссертационного совета Д 212.154.01, а его бывший глава уволен не только из ВАК, но и из МПГУ. Опубликован список ста наиболее «урожайных» диссоветов — с недвусмысленным намеком, что в ближайшее время начнется проверка качества их работы. А поскольку окончание работы комиссии удивительно удачно совпало по времени с арестом председателя ВАК Феликса Шамхалова (по совершенно другому, как уверяют все заинтересованные стороны, делу), то на очереди, видимо, крупные изменения в работе этого органа.

По сути дела, произошло невероятное. Российское федеральное ведомство вот уже третий месяц пытается навести порядок в собственном хозяйстве и прекратить хотя бы самые вопиющие, гротескные нарушения. И при этом искренне и добровольно сотрудничает с общественностью. А заместитель министра даже обещает искать выход из сложившейся дикой ситуации не в дальнейшем закручивании бюрократических гаек, а в развитии механизмов саморегуляции — прежде всего репутационных.

Наблюдатели не верят своим глазам и ищут объяснений происходящему. Каковые конечно же находятся — от пропагандистской подготовки к отмене всех надбавок за ученую степень до возобновления подковерной схватки «путинских» и «медведевских». (Кстати, именно последняя версия особенно популярна в писаниях защитников спалившихся фальсификаторов, усердно напоминающих верховному правителю, что его премьер публично одобрил совместные происки министерства и «болотной тусовки»... а между тем, у него, правителя, тоже есть кандидатская и к ней тоже в свое время были вопросы.) Не берусь судить, какая из этих версий имеет хоть какое-то отношение к реальности (и имеет ли хоть одна). Но в любом случае вопрос о том, как далеко будет позволено зайти Игорю Федюкину и его комиссии, представляется весьма интересным.

В общем, запасаемся поп-корном. Зрелище обещает быть долгим и захватывающим.

Борис Жуков Источник: ej.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Кандидатская дискредитация