Образование: от фундамента к крыше, а не наоборот

 Образование: от фундамента к крыше, а не наоборот

Новый профессиональный стандарт учителя должен вырасти из потребностей каждого образовательного учреждения, а не повиснуть флагом на вертикали образовательной власти

Не успела возникнуть тема разработки нового профессионального стандарта учителя, сформулированная в качестве государственного поручения, как немедленно закипела работа на местах, которую иначе чем суетой не назовёшь. Когда заказчик государство, действовать надо быстро, сроки сжатые.

Но «суета под клиентом» — не лучший способ получения качественного результата.

В тех предложениях профессионального стандарта, с которыми удалось познакомиться, требования к деятельности учителя такие, что соответствовать им может разве что титан Возрождения. Среди прочего требуется, чтобы он «легко мазурку танцевал, мог кланяться непринуждённо»… И это — не шутка, а перевод на язык пушкинской метафоры одного из требований регионального стандарта качества (сегодня готовятся и такие): учитель, кроме прочего, обязан «уметь петь, танцевать и владеть основами декламации». Сопоставление возможностей, например, реального учителя физики-колясочника или просто заслуженного педагога, чьи ученики регулярно завоевывают призовые места на международных олимпиадах по математике, с новыми требованиями профессионального стандарта, вероятно, выходит за пределы зоны ближайшего развития авторов подобных предложений.

Желание измыслить себе идеальную модель педагога дополняется стремлением «повесить на учителей всех собак» — обязать их решать абсолютно все без исключения проблемы общества и государства, не отходя от учительского стола. Недавно полученное письмо служит иллюстрацией этой тенденции. Автор — председатель комитета по образованию одного из сельских районов России: «Пришло письмо из Министерства образования и науки региона. Читаю: «Необходимо выделить одну школу в районе для изучения «Основ налоговой грамотности». Вспоминаются дневниковые записи И.А. Бунина в апреле 1919 года в Одессе, когда не хватало хлеба, и город был полуразрушен: «А на стенах воззвания: «Граждане! Все к спорту!» Кажется невероятным, а истинная правда. Почему к спорту? Откуда залетел в эти анафемские черепа ещё спорт?» Забавно, но похоже, что те же черепа до сих пор определяют стандарты содержания обучения. Сегодня мы имеем три часа в неделю на физкультуру и только два на историю.

Теперь новые профессиональные стандарты учителя. Конъюнктурный подход, стремление любой ценой угодить заказчику, на деле может сослужить ему дурную услугу. Отплясывающие учителя, поющие о налогах и сборах, — картина достойная кисти Босха, если бы он живописал педагогический ад. Подобные требования отвратят от профессии последних вменяемых людей.

Но «стандартная суета» будет продолжаться, пока не будет обнародована чётко сформулированная государственная концепция их разработки. Профессиональный стандарт — всего лишь инструмент государственной образовательной политики. Как она сегодня обозначена? В чём её суть? К каким результатам мы должны прийти уже через 5-6 лет? Не ответив на эти вопросы, мы будем ставить телегу (профессиональные стандарты) впереди лошади, перегружая воз неподъёмным и избыточным грузом.

Попытаюсь предложить один из вариантов концепции.

Очевидно, что цель разрабатываемого профессионального стандарта учителя — повышение качества его работы.

Он является перечнем требований, выдвигаемых работодателем при приёме на работу.

Он служит инструментом оценки качества работы учителя при аттестации.

Он определяет основные требования к подготовке будущих педагогов.

Работодатель — руководитель образовательного учреждения должен быть уверен, что принимает на работу педагога, который справится с поставленными задачами. А работник имеет право знать, какие требования будут предъявлены к нему при очередной аттестации. И, наконец, университеты, вузы и институты повышения квалификации могут руководствоваться заданной планкой подготовки. На первый взгляд всё просто: чтобы регулятор системы заработал, нужно лишь наполнить профессиональный стандарт учителя идеальным содержанием, отбором которого наперебой занимаются сегодня команды разработчиков. Но здесь простота хуже воровства, а если госзаказ — конкурс на разработку — выиграют далёкие от школы и педвузов искушённые мастера освоения грантов, то результат будет сравним с процессом создания воинской формы от знаменитого Кутюрье: смотрится современно, но не греет её носителей.

Примеры есть и в образовательной вертикали. Так, недавно принятые федеральные государственные образовательные стандарты для начальной школы в качестве обязательных условий предписывают создание в каждой школе не только полностью оборудованных классных комнат и спортзалов, но и широкополосного интернета, медиатек и караоке, спален и игровых комнат, стадионов с мягким покрытием, лабораторий и т.д. И хотя добрая половина школ России не в состоянии создать для детей даже близкие к этим условия, в соответствии с буквой закона прокуратура или обрнадзор вправе приостановить деятельность учреждения образования, не выполняющего требования стандарта.

Но на практике школы продолжают работать в реальных земных условиях, а среди педагогов и руководителей школ культивируется правовой нигилизм.

Вывод один: бессмысленно бесконечно обновлять нормативную базу такой масштабной, общественно значимой сферы, как образование, без учёта реального состояния отрасли, готовности самого государства обеспечить условия для выполнения своих же требований.

Нельзя допустить, чтобы профессиональный стандарт учителя только придал дополнительный стимул инспекционным поездкам чиновников и прокуроров для неплановых визитов в школы.

Но как же добиться, чтобы новый профессиональный стандарт учителя стал регулятором повышения качества работы конкретных учреждений — и дошкольных, и школ, центров дополнительного образования и профессиональных училищ, педагогических колледжей и педвузов. Путь — разработка внутренних стандартов учреждений образования.

При таком подходе профессиональный стандарт учителя, принятый государством, будет представлять собой широкую рамку, используя которую образовательное учреждение разрабатывает свой внутренний стандарт, учитывающий специфику его условий и деятельности. Во внутреннем стандарте формулируются задачи, которые необходимо решить, чтобы школа соответствовала запросам социума именно там, где она находится. И не только региональной специфике. В одном городе имеют право на существование разные школы. Одни поставили перед собой очень сложную благородную задачу реализации программ инклюзивного образования. Другие — не менее важную цель поддержки одарённых математиков. Очевидно, что внутренние стандарты этих школ будут отличаться во всём, начиная с подбора персонала и требований, предъявляемых к педагогическим кадрам и подходам к формированию контингента обучающихся. Высоколобый доцент, живущий в мире формул, покорит сердце одарённого ребенка, демонстрируя красоту решений нестандартных задач, но будет бесполезен в школе, где на уроке необходимо организовать взаимодействие здоровых детей с их сверстниками с ограниченными возможностями.

Внутренние стандарты в мире не новость, ими руководствуются предприятия и фирмы наиболее успешные на рынке. Какова же в таком случае роль общенационального профессионального стандарта учителя? Он должен служить руководством для разработки стандарта самой школы. Навязанное свыше вызывает отторжение, и, напротив, выстраданное, выношенное, рожденное в коллективном поиске приживается, укореняясь в повседневной практике.

Стандарты в мировом опыте, как правило, говорят «что», но крайне редко говорят «как». Как достигнуть поставленных целей — это дело учреждения.

В этом контексте любопытно познакомиться со Стандартами для учителей в Англии, которые вступили в действие с сентября 2012 года. Это широкий рамочный документ, где заявлено, что директорам школы предоставляется свобода в определении, по каким стандартам они будут оценивать квалификацию учителей. Перед оценкой руководители должны сообщить педагогам о стандартах, на основе которых проводится их аттестация. Новые английские стандарты определяют минимальный уровень практики для стажёров и квалифицированных учителей. За ввод в профессию отвечают специальные люди — провайдеры, они руководят стажировками. О содержании программ в английских стандартах ни слова. Это дело провайдеров. Что же касается требований к учителю, то в документе всего восемь пунктов. Учитель должен: ставить высокие цели, которые вдохновляют и мотивируют учеников. Способствовать развитию и хорошим результатам учеников. Демонстрировать хорошее знание предмета и программы обучения. Планировать и проводить хорошо структурированные уроки. Модифицировать преподавание в соответствии с сильными сторонами и потребностями учеников. Правильно использовать результаты тестирований и извлекать из них максимальную пользу. Эффективно регулировать поведение для обеспечения хорошей и безопасной образовательной среды. Выполнять более широкие профессиональные обязанности.

Последний пункт нужно раскрыть. В него входят требования вносить положительный вклад в жизнь и обычаи школы; развивать эффективное взаимодействие с коллегами, зная, как и когда необходимо обратиться за советом или консультацией специалиста; эффективно взаимодействовать с родителями по поводу достижений и самочувствия учеников. Отдельная часть документа посвящена персональной и профессиональной этике учителя. По сути дела, в английском стандарте есть всё необходимое и достаточное: требования к входу в профессию, поддержанию квалификации и пути её повышения.

Вот такой, написанный человеческим языком, краткий рамочный документ, где есть воздух, а главное — доверие к учителю и школе. Как он контрастирует с нашими ныне действующими квалификационными характеристиками и проектируемыми стандартами, где, к примеру, что учитель должен уметь: «Составлять на основе документации класса (группы) сводки, отчёты, другие информационные материалы заданной формы (на бумажных и электронных носителях) и представлять сведения уполномоченным должностным лицам в соответствии с запросом; использовать информационно-коммуникационные технологии для заполнения баз данных в соответствии с установленными регламентами и правилами».

Наивные англичане в своих стандартах упустили такое судьбоносное требование к квалификации учителя, как умение представлять сведения уполномоченным должностным лицам.

В основе широкого рамочного подхода англичан лежит принцип базового доверия к стандартам подготовки педагогов. Очевидно, что профессиональный стандарт учителя и стандарт его подготовки — это близнецы и братья. Нельзя требовать с учителя того, чему его никто никогда не учил. Но ныне действующие стандарты высшего педагогического образования не отвечают реалиям сегодняшней школы. А он должен соответствовать структуре профессиональной деятельности учителя. В ней три составные части: знание предмета и программы обучения, владение методикой учебно-воспитательной работы, умение правильно организовать общение с детьми и эффективное взаимодействие с их родителями.

Ни одна педагогическая задача не решается без налаживания коммуникации. Если в других видах человеческой деятельности живое общение — фактор сопутствующий, то в педагогике общение превращается в функциональную, профессионально значимую категорию. Наблюдения за вхождением в профессию молодых специалистов, а также людей в зрелом возрасте, пришедших в школу, показывают, что главные психологические трудности они испытывают в непосредственном общении с детьми. Они попросту их боятся, не находят с ними нужного тона, не могут держать себя в классе свободно и непринужденно, не умеют организовать класс для коллективной деятельности. Для многих отсутствие этих умений оборачивается крахом педагогической карьеры в самом её начале. Разумеется, есть люди, от Бога наделенные талантом общения с детьми, но большинство педагогов проходит тернистый путь проб и ошибок, прежде чем овладевают этим искусством. Выдерживает далеко не каждый. Между тем педагогическому общению, которое имеет свою структуру и законы, можно и нужно обучать. Тем более что отечественная психология и педагогика накопила огромный опыт. Достаточно вспомнить работы А.А. Леонтьева и В.А. Кан-Калика, А.В. Мудрика. Почему это не делается? Причин несколько.

Во-первых, искаженно понимаются изменения природы педагогического труда в условиях информационного общества, рыночные отношения бездумно распространяются на образовательную сферу, превращают учебные заведения в специфические бизнес-структуры. Сегодня тысячи учителей у компьютеров пополняют бесчисленные базы данных, заполняют электронные журналы (при неотмененных бумажных), с головой уходят в освоение дистанционного обучения — им не до живого общения с детьми. С восторгом дикарей, получивших в руки новую заморскую игрушку, проявляя энтузиазм неофитов информатизации, мы умудрились превратить удобный сервис в инструмент угнетения учителей. Такое представление о модернизации образования, его фактическая макдоналдизация сместили акценты в подготовке педагогов. Психологи с тревогой фиксируют обеднение у детей эмоциональной сферы, трудности в социализации. Противовес этому — именно наращивание живого педагогического общения.

Во-вторых, обучение педагогическому общению неосуществимо только на теоретическом уровне, оно невозможно без стажировок. В Англии, например, введение в профессию осуществляется через стажировки. У нас же педагогическая практика сокращена до минимума.

В-третьих, педагогическое общение — особый вид творчества. Оно проявляется в умении понять состояние ученика, в сложном искусстве выстраивания и развития взаимоотношений учителя и ребёнка, в регуляции его поведения и т. п. Обучать этому искусству на своих мастер-классах должны успешные педагоги-практики по аналогии с мастерами сцены, ведущими свои курсы в театральных институтах. Такая система у нас не выстроена.

И наконец, организуя педагогическое общение, надо иметь в виду, что сегодня учитель имеет дело с неоднородным классом. В нём могут быть дети разных народов, каждый со своей ментальностью и религиозными предпочтениями, здоровые и школьники с ограниченными возможностями. Без понимания их специфических особенностей и возможностей ни обучение, ни общение не организовать. Отсюда следует, что в подготовку современного педагога должен войти целый комплекс основ наук о человеке: этнопсихология и религиоведение, дефектология, не только педагогическая, но и медицинская этика. Широкий фундамент гуманитарной культуры необходим любому педагогу, будь он физик или лирик. Существующие стандарты высшего педагогического образования препятствуют фундаментальной научной и широкой культурологической подготовке. Для неё просто нет ни временных, ни финансовых ресурсов и резервов.

Невозможно хвататься за всё сразу, поэтому надо иметь дорожную карту, где будут намечены последовательные шаги, ведущие к заданной цели.

Шаг первый — открытое обсуждение и принятие широкого рамочного общенационального профессионального стандарта учителя.

Шаг второй — проблемно-ориентированный анализ ситуации с педагогическими кадрами в регионах. Так может быть сформулирована региональная составляющая профессионального стандарта.

Шаг третий — внутренний аудит учреждений общего образования и педагогических вузов на предмет готовности к выполнению этих задач.

Шаг четвёртый — формирование внутренних стандартов учреждений общего образования и соответствующих их запросам внутренних стандартов педагогических вузов.

Шаг пятый — создание на базе известных педвузов 3—4 пилотных площадок для апробации поддержанного педагогическим сообществом варианта профессионального стандарта учителя. Такой алгоритм позволит снизить риски, связанные с переходом к повсеместному внедрению нормативного документа общенационального масштаба.

Параллельно необходимо приступить к разработке механизмов оценки соответствия педагогов новым требованиям профессионального стандарта. Сложность заключается в получении достоверных данных о результатах выполнения поставленных задач. Механизм оценки нужно вернуть школе, поставив её перед необходимостью проводить внутренний аудит.

Такая практика тоже соответствует мировому опыту. На флагманах мирового производства существуют штатные команды внутренних аудиторов, к их проверкам персонал готовится особенно тщательно. В сфере образования их роль могут выполнять наиболее успешные педагоги и преподаватели вузов.

Внешний аудит проверяет лишь то, как работают внутренние механизмы организации, проводятся ли коррекционные и предупреждающие действия.

Эта концепция разработки и внедрения нового профессионального стандарта учителя нацелена на построение здания отечественного образования от фундамента, от подготовки педагога, к крыше — итоговой аттестации выпускников, а не наоборот, как было до сих пор.

Источник: rusobraz.info

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Образование: от фундамента к крыше, а не наоборот