Папа и мама не пустили детей в школу

 Папа и мама не пустили детей в школу

Могут ли родители заменить детям целый педколлектив? Возможно, глядя на эту московскую семью, великие педагоги Песталоцци, Ушинский и Макаренко сильно усомнились бы в правильности своих методических трудов. Все школьные коммуны и общины Елена и Вадим Сергачевы решили убрать из жизни своих детей и забрали их из школы на семейное обучение. Двое старших учатся на дому уже не первый год, а нынешней осенью не прозвенит первый школьный звонок и для их третьего ребенка. Супруги признаются, что сначала сильно сомневались, лишая детей школьных стен, но теперь уверены, что это был правильный выбор.

Все началось два года назад, за две недели до Первого сентября, когда проучившийся в школе два года старший сын Сергачевых — 11-летний Данила — должен был пойти в третий класс, родители решили забрать его документы из школы и перевести на семейное образование.

В общем-то, такая система обучения в нашей стране давно практикуется, правда, применяется она лишь для тех детей, кто имеет проблемы со здоровьем. Но все четверо детей Сергачевых — Данила, Лиза, Аня и Кристина — абсолютно здоровы. Приняли такое решение родители спонтанно. Они даже не смогли перед этим ознакомиться с опытом других семей — так как его попросту нет.

— Обычно я ориентируюсь на свою интуицию. Я сердцем чувствую, что так будет лучше, — признается Елена. — Главная причина — меня не устраивала та среда, в которой мой ребенок пребывал в школе. Больше всего не нравилось, что он так много времени проводит вне дома и формированием его личности занимаются совсем другие люди, но не семья. К тому же школа сейчас стала закрытым объектом. На нее повесили замок для родителей. Они только имеют право проводить детей до порога и встретить их за этим же порогом. Попасть внутрь школы невозможно. И то, о чем нам рассказывают на родительских собраниях, практически невозможно проверить.

Также маму сильно волновала загрузка сына, вернее перегрузка. Первую половину дня он проводил в школе. Придя домой, немного отдохнув, почти до самого сна делал домашние задания.

— То, что он должен был сделать в школе, он продолжал делать дома, — говорит Елена. — Я считаю, что объем знаний, который впихивают в ребенка в школе, просто неподъемный. Педагоги думают, что чем больше они втрамбуют в голову маленького человека, тем лучше. Но в него столько не лезет! Поэтому дети к концу начальной школы просто теряют интерес как к отдельным предметам, так и к учебе вообще. Если упростить программу, уменьшить требования, то процесс обучения станет намного эффективнее.

ххх

И Сергачевы решили действовать по-своему. Они нашли частный образовательный центр, который согласился оказывать им методическую поддержку.

Школьная администрация, узнав о решении родителей, была шокирована. Это был первый случай в их практике. Но возражать и чинить препятствия ни завучи, ни директор не стали.

Поначалу не все шло гладко. Очень трудно было построить режим дня Данилы. И на процесс обучения по-прежнему тратился весь день. Но со временем Елена смогла организовать рабочее время, и Даня стал заниматься учебой, как и предполагали родители, примерно 5–6 часов. Разумеется, на маму легла огромная нагрузка — занимается всеми предметами с сыном именно она. Но она справляется — и на следующий год к домашнему обучению приступила также дочь Лиза.

В двух словах принцип учебы дома заключается в том, что темп занятий определяют сами родители. В зависимости от того, какой материал дети усваивают лучше или хуже, на нем можно задержаться дольше или проскочить его быстрее. В обычной школе, ориентированной на усредненного ученика, это абсолютно исключено.

Как рассказывает Елена, основной упор делается на самостоятельную работу ребенка с изучаемым материалом. Дети сами находят его, знакомятся с ним и выполняют задания по теме. Они, также как и в школе, сначала рисуют палочки, проходят сложение, вычитание, дроби, но делают это без помощи учителя, как студенты вуза.

Дома ребенку не надо сидеть постоянно за партой. Он может делать задание на полу, может пойти погулять в перерыве на улицу, пообщаться с другими детьми. Конечно, мама контролирует, чтобы ребята не заигрались, и вовремя возвращает их к занятиям. На освоение школьной программы у детей Сергачевых теперь уходит полдня. Остальное время отдано на посещение спортивных секций, музыкальной школы, развивающих кружков.

Самое важное, что при этом все федеральные государственные стандарты образования полностью выполняются. Обычно для тех родителей, чьи дети находятся на домашнем обучении, помощь в этом оказывают учителя школы, к которой остается прикреплен ребенок, — напомним, такое бывает, когда детишки сильно болеют. Сергачевым же помогает центр образования. Его сотрудники обрабатывают школьную программу, изменяют приоритеты и периоды прохождения того или иного блока материалов. В итоге каждый ребенок проходит всю школьную программу в полном объеме. Дети сдают все тесты, экзамены и ЕГЭ точно так же, как и их сверстники в общеобразовательной школе. Какие-то тесты сдаются в центре, какие-то — в обычной школе.

— К примеру, уровень владения английским у детей нашего центра в несколько раз выше, чем у школьников, — объясняет Елена. — Он находится на уровне языкового вуза, поэтому школа нам верит, и этот предмет позволяют сдавать в центре.

ххх

Переходя на семейное образование, Сергачевы даже выиграли немного и в финансовом плане. Они оформили возврат денег, которые Департамент образования выделяет школе на обучение и питание ребенка. В прошлом учебном году за каждого ребенка они получали по 8 тысяч в месяц, т.е. 16 за двоих. За услуги центра платят 13 тысяч. Получается, что остаются еще средства на дополнительные кружки и секции.

Дети приходят в образовательный центр один раз в неделю. Там сформированы своеобразные классы по возрасту. У Лизы и Данилы среди «домашних учеников» давно появились свои друзья, с которыми они рады встречаться. Малыши проводят там по полтора часа, дети постарше — по 6 часов. Учителя центра на таких еженедельных занятиях осуществляют контроль изученного, выдают новые задания.

Напоследок я все же не мог удержаться, чтобы не подкинуть ложку дегтя в бочку меда:

— Вы не боитесь, что, выращенным в оранжерейных условиях, вашим детям трудно будет впоследствии приспособиться к жизни в обычном обществе, что они не смогут дать отпор хулигану или другому асоциальному элементу? Или, что еще хуже, стать легкой добычей для мошенника?

— Я тоже об этом думаю. Но вот смотрите, если высадить в холодную почву молодое растение, оно ведь погибнет! А если дать ему немного подрасти, окрепнуть, оно принесет больше плодов, чем то, которое зачахнет на корню. Когда мы помещаем наших детей с раннего возраста в жесткие условия, то у них больше шансов сломаться психологически. Когда ребенок растет и формируется дома, его психика становится сильнее, чтобы потом выстоять в беспощадном и жестоком социуме. Первые два года, что Данила учился в школе, он опасался даже на улицу выйти, боялся детей. После двух лет домашнего обучения он уже смело бегает по двору. Может, если надо, подраться и за себя постоять. Дети, растущие дома, они сильнее, у них есть время на то, чтобы их личность укрепилась.

— В школу вы уже не вернетесь?

— Я не знаю. Может быть, что-то изменится в нашей жизни. Пока я могу себе это позволить. Я домохозяйка. Но я не хочу рисковать. Ведь в школу мы отдаем детей на авось. Авось выживут. Данила в школу назад не просится. Младшая иногда просится. Но она просто там не была никогда, и ей любопытно. А родителям, которые, как и мы, отважатся на домашнее обучение, я бы дала совет. Не так страшен черт, как его малюют. Это только кажется, что все так сложно: мол, как мой ребенок будет учить без педагога физику, алгебру, химию! Это вполне возможно. Каждый родитель, кто хочет воспитывать и контролировать своего ребенка, справится.

В наступающем учебном году в домашней школе Сергачевых появится третий ученик — 7-летняя Анна. Маленькая Кристина, судя по всему, впоследствии пойдет по этому же пути.

Комментирует Евгений Ямбург, заслуженный учитель РФ, директор центра образования № 109 г. Москвы:

«Такая форма обучения существует, она абсолютно законна. Но перевод ребенка на семейное образование — очень ответственный шаг. Всегда возникает вопрос, как родители смогут дать детям необходимый объем знаний. Требования к родителям здесь очень высокие. Но если налажена помощь со стороны педагогов, то все проще.

Также важен момент социализации, умение работать в коллективе или, как это принято сейчас говорить, в команде. Мне приходилось наблюдать, как играют дети, которые ходили в детский сад и которые не ходили. Последние могут спокойно вырвать мячик у ребенка, не задумываясь о последствиях. Но если помимо занятий дома родители вовлекают детей в разные кружки и секции, где они находятся в коллективе, то и эта проблема отчасти снимается. Но, еще раз повторю, что переход на семейное образование — это очень серьезное решение».

Василий Яшкинас Источник: mk.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Папа и мама не пустили детей в школу