Персиановский беспредел

 Персиановский беспредел

Много в нашей прекрасной стране замечательных мест, где постоянно происходят всяческие интересные события. Одним из таких мест является Донской государственный аграрный университет, в котором происходят просто замечательные, уникальные чудеса. Расположенный в пос. Персиановском Ростовской области, университет представляет собой замечательный благоустроенный студенческий городок, настоящий город-сад. Руководит университетом замечательный ректор – Анатолий Иванович Бараников. Именно ему университетский городок обязан своим прекрасным материально-хозяйственным состоянием и благоустроенным внешним видом.

И происходят в нашем замечательном университете всевозможные чудесные события. Об одном из них хочется поведать всему миру. Как вы думаете, уважаемый читатель, может ли ветеринар преподавать гуманитарные науки в вузе? Кажется, что отрицательный ответ здесь очевиден. Да и принятые ГОСы третьего поколения, являющиеся обязательным законом, прямо говорят о том, что преподавать определенные дисциплины имеет право человек, имеющий соответствующе образование. Однако, в нашем университете не все так просто и очевидно. Здесь творятся любые чудеса.

По устному, но довольно жесткому, распоряжению ректора некоего молодого, но крайне шустрого выпускника ветеринарного факультета, закончившего затем аспирантуру и защитившего кандидатскую диссертацию по специальности «зоотехния», как особу, приближенную к ректору за некие заслуги по хозяйственной части и некоторым другим делам, о которых мы не можем здесь написать, поскольку не имеем юридических доказательств, принимают на 0,5 ставки на кафедру философии и истории.

Не обладая никакими навыками для преподавания гуманитарных дисциплин, шустрый ветеринар (Кувичкин Н.М.), которого мы в дальнейшем будем именовать нахаленком, выклянчивает у зав. кафедрой и преподавателей кафедры  тексты лекций и с горем пополам начинает «преподавать».

Через год по протекции ректора нахаленок получает должность уже старшего преподавателя. Кроме того, по устному же распоряжению ректора, вопреки закону,  нахаленок получил уже 0,7 ставки, будучи совместителем в одной организации. Кафедра, не желая вступать в конфликт с самим высоким покровителем нахаленка, вынуждена была стерпеть этот чудесный и скорый карьерный скачок нахаленка, тем более, что он к тому времени уже достаточно успел интригами, шантажом и запугиваниями серьезно насторожить весь коллектив многострадальной кафедры.

Далее персиановские  чудеса пошли по геометрической прогрессии. Еще через год административным решением сверху нахаленку было приказано дать должность доцента по кафедре философии и истории по конкурсу. Это было уже беспределом. Кроме этого, «нахаленок» в условиях сокращения нагрузки на кафедре, от которого пострадали многие заслуженные опытные и квалифицированные преподаватели, потребовал увеличить свою нагрузку до 0,8 ставки.

И кафедра дружно и смело, наконец, восстала, прокатив нахаленка на выборах на заседании кафедры. Юридически и по-человечески коллектив кафедры был абсолютно прав. В соответствии с должностной инструкцией доцента, подписанной, кстати, самим ректором, существует целый ряд оснований или требований к кандидатам на должность доцента. Ни по одному основанию нахаленок не соответствовал этой должности, не имея ни профильного образования, ни профильной степени кандидата наук, ни одной публикации по профилю кафедры, практически не участвуя ни в научной, ни в методической работе кафедры. Качество занятий, проводимых зазнавшимся нахаленком, естественно, находилось «ниже плинтуса». Отношения со студентами у нахаленка строились на их подавлении, запугивании, оскорблениях и изощренных преподавательских «издевательствах» во время сессии. В коллективе кафедры нахаленок за два года заслужил стойкое и всеобщее неприятие и отторжение, своим беспримерным хамством и подлостью.

Казалось бы, этого достаточно, чтобы остановить зарвавшегося до беспредела нахаленка. Ничуть не бывало. Нахаленок, прикрываяь своим другом-покровителем в лице ректора, оказал беспрецедентное давление почти на всех членов ученого совета вуза, который должен был принять окончательное решение по его «доцентству». Заготовил нахаленок и некую кляузу на имя ректора, в которой требовал не принимать  в счет на ученом совете решение кафедры, как якобы принятое с нарушением. Однако, вначале кляузу придержали. Зная негативное отношение подавляющего большинства членов ученого совета вуза к нахаленку, ректор приказал под благовидным предлогом перенести вопрос о его доцентстве на месяц, рассчитывая, что в июле многие члены ученого совета уйдут в отпуска и будет легче продавить абсурдное решение.

Затем в дело пошла кляуза-докладная. Проректор по учебной работе вызвал зав. кафедрой философии и истории, предъявил ему кляузу, в которой нахаленок просил фактически отменить решение кафедры, которая не рекомендовала его в доценты, и потребовал письменных объяснений.

Зав. кафедрой, несмотря на устное, но настойчивое запрещение проректора по учебной работе, собрал заседание кафедры по предъявленной кляузе. На заседании единогласно было принято решение: 1.считать поступок нахаленка неэтичным, 2.признать содержание его докладной не соответствующим действительности, 3.подтвердить, что кафедра не рекомендует его в доценты, 4.просить ректорат удалить с кафедры неугомонного столь же, сколь и недостойного сотрудника. Кроме того, почти весь коллектив кафедры подписал письмо-обращение к ректору и ученому совету с аналогичными требованиями, убедительно их обосновав.

За принятое решение кафедры проректор по учебной работе по телефону жестко обругал непокорного заведующего.

Далее детектив абсурда-беспредела продолжился.

Зав. кафедрой официально передал ректору обращение кафедры и протокол, в котором весь коллектив настойчиво просил ректора избавить кафедру от невыносимого нахаленка, т.к. он не имеет никаких законных оснований быть не только доцентом, но и простым преподавателям на кафедре философии и истории. Реакция ректора была неожиданной. Он дал указание двум проректорам и декану вызвать зав. кафедрой, чтобы уладить дело миром накануне решающего ученого совета. Мир в его представлении означал, что на совете зав. кафедрой промолчит и стерпит все и покорно примет навязанное под административным давлением абсурдное решение о присвоении должности доцента нахаленку. Естественно, что зав. кафедрой философии заявил, что он потребует слова на ученом совете и скажет все, что считает нужным. Оппоненты заметили, что они слова не дадут, а затем вообще пригрозили «мятежнику», что расформируют его кафедру.

Мирные переговоры на условиях полной капитуляции зав. кафедрой и фактического предательства им всего коллектива кафедры и согласия с абсурдным присвоением доцента человеку, вообще не имеющему права преподавать на кафедре,  закончились ничем.

Все ждут продолжения истории – заседания ученого совета, на котором будет решаться вопрос о доцентстве нахаленка. Однако, заседание ученого совета, назначенного на 17 июля было перенесено сначала на 19 июля, а затем на 4 сентября.

Вот так и живут замечательный вуз с замечательным ректором и его любимчиком шустрым нахаленком – ветеринаром, которого весь ректорат настойчиво стремится произвести в доценты по кафедре философии и истории при полном отсутствии к этому юридических и педагогических оснований. Чудны дела твои, Господи!

Воздай же, Господи, каждому по заслугам его!

Наверное, продолжение этой истории будет столь же интересным, как и начало.

uvenal60 Источник: newsland.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Персиановский беспредел