Почему провинция производит миллионы ненужных юристов

 Почему провинция производит миллионы ненужных юристов

Если бы в начале нулевых вы спросили бы провинциального молодого человека о его планах на жизнь, ответ был бы краток – окончить ВУЗ по модной специальности и уехать в Москву. Многие из молодых тогда людей – так и поступили. Оттого нам стало любопытно взглянуть на их судьбу и на то, к чему стремится сегодняшняя молодежь провинции – на примере Оренбургской области.

Рождение и крах мифа «сказочной Москвы»

– Вот закончу ВУЗ и поеду в Москву – там сейчас все деньги и связи, – рассуждало подавляющее большинство моих сверстников, подавая документы в местные высшие учебные заведения. Выучиться нужно было непременно на юриста или экономиста. Эти профессии считались высшей кастой, автоматически дающей пропуск в безбедную жизнь.

Правда, и попасть в неё было непросто. Родители продавали автомобили, закладывали квартиры, опустошали депозиты – лишь бы пристроить детей именно на эти специальности. Считалось, что затраты окупятся с процентами. Те, кому не хватало средств, всё равно пытались устроить детей в ВУЗы, пусть и на специальности менее престижные – технические и педагогические. Профессия тогда рассматривалась не как призвание, а как инструмент для будущего обогащения.

Что интересно – уже тогда (10 лет назад) говорили, что экономистов и юристов стало слишком много и получить хорошую работу им после обучения будет непросто. Но это мало кого останавливало. Лотерейность сознания перевешивала.

Всё это закономерно привело к дичайшему перекосу – мало того, что ВУЗы исторгли из себя бешеное количество невостребованных рынком специалистов, так и ещё уровень их подготовки оказался катастрофически низок.

Кстати, не стоит вину за последнее полностью возлагать на преподавателей (хотя проблема педагогических кадров в провинции стоит остро). Виноваты во многом родители несчастных детей. Тех, которые, не имея ни малейших предрасположенностей к экономическим наукам, вынуждены были мотать пятилетний срок в угоду моде и нелепым родительским представлениям на тему "окончишь-устроишься-обеспечишь и нас всех".

В итоге многие из тех, кто поступал в начале нулевых с чёткой целевой установкой получить корочку и свалить, к концу обучения уже поменяли свои планы. Способствовало этому то, что к этому времени пошёл обратный поток «возвращенцев» из Москвы – тех, кто уже успел вкусить «больших денег и возможностей» и предпочёл им спокойную жизнь на малой Родине. Оказалось, что профессии «высшей касты» никому не нужны и там, а видя диплом наших провинциальных ВУЗов, столичный работодатель и вовсе молча указывал соискателям на дверь. Те же, кто устроиться смог (как правило, не по специальности), быстро обнаружили, что сравнительно высокая московская зарплата нивелируется высокими же ценами на аренду жилья в околомосковье, необходимостью трястись в электричках по два часа к месту работы и другими неприятными неожиданностями.

В общем, миф о спасительной Москве разбился в дребезги, что поставило моих сверстников в непростое положение – диплом на носу, а что делать дальше – не ясно.

О влиянии пустых надежд на производство новых людей

Волна «возвращенцев», особенно усилившаяся в середине нулевых, схлестнулась в борьбе за рабочие места с новыми выпускниками, заранее расхотевшими покорять столицу. Если и раньше достаточного количества мест для менеджеров и юристов в области не было, то теперь их в Оренбуржье не стало подавно. Родители, некогда вложившие последнее в «корочку», были вынуждены обеспечивать своих детей и после выпуска из ВУЗа – тем банально нечего было есть.

Это привело к двум печальным результатам. Первый – молодые люди, не имея работы и видимых перспектив, отложили на будущее планы создания семьи. Я тут прикинул недавно – из моих сверстников большинство связали себя брачными узами лишь спустя 3-5 лет после получения диплома, то есть гораздо позже их собственных родителей. При этом лишь половина позволила себе обзавестись детьми на настоящий момент. Вот вам и прямое влияние ситуации на рынке труда на демографию.

Второй результат – по специальности сейчас не работает почти никто. Менеджеры и юристы в лучшем случае продают кредиты в банках, в худшем – работают в такси. Такова цена заветной корочки.

Новые старые мечты

Работая над этой статьёй, я изучил материалы Министерства образования Оренбургской области и открыл для себя чудесное – оказывается, несмотря на всё вышесказанное, приоритеты молодёжи изменились мало. Молодёжь по-прежнему предпочитает высшее образование (76,7 тыс. студентов ВУЗов в2011-2012гг., против 45 тыс. учащихся организаций начального и среднего профессионального образования). Школьники и их родители по-прежнему рвутся получить корочку (55% хотят поступить в ВУЗ, лишь 30% продолжить образование в колледже, техникуме или профессиональном училище).

Может быть, поменялись приоритеты в специальностях? Тоже нет!

«Наиболее востребованные направления: юриспруденция, государственное и муниципальное управление, финансы и кредит, реклама и связи с общественностью, педагогика и психология, стоматология, безопасность жизнедеятельности, перевод и переводоведение».

То есть за 13 лет в приоритетах молодёжи не поменялось ровным счётом ничего. А ведь только в прошлом году местные ВУЗы выпустили на рынок 15,5 тысяч специалистов (против 8 тыс. выпускников средних профессиональных учреждений).

Единственное, что действительно изменилось – это стремление всеми правдами и неправдами уехать в столицу. Сейчас его уже нет, многие готовы довольствоваться работой в соседней Челябинской, Самарской области, в далёком Петербурге, Екатеринбурге, да хоть где, где есть место.

Почему так получается

Мы подошли к главному вопросу – почему такая порочная система сложилась и почему она оказалась такой живучей.

Думаю, ответ прост – за 13 лет государство не смогло предложить стоящей альтернативы юристам и менеджерам на рынке труда. Пусть это просто шанс, один из тысячи – но хотя бы шанс.

Никто из родителей не желает зла своим детям и, поэтому, если они продолжают упрямо толкать их на невостребованные специальности, это значит лишь то, что иные специальности не востребованы ещё в большей степени. Либо не востребованы так же, но при этом хуже оплачиваются.

Часто приходится слышать, что рынок задыхается от недостатка рабочих рук, квалифицированных технических кадров и чем дальше, тем больше. Это действительно так, но при этом рынок не создаёт условия для прихода таких специалистов. Что должен думать молодой выпускник школы в Оренбургской области, глядя на то, как один за другим закрываются крупные промышленные предприятия и идут повальные сокращения на них? Он думает о том, чтобы получить пусть невостребованную, но более престижную (так уж сложилось) и потенциально более денежную профессию.

Система эта порочна, живуча и научилась воспроизводить саму себя. Так, многие девушки из нашего выпуска, не найдя никакой работы, остались в стенах института работать преподавателями. Они учат там предметам, о которых не имеют ни малейшего практического представления и готовят рынку новые волны ненужных соискателей. Получается замкнутый круг.

Круг этот не удастся разорвать никому, кроме государства. Оно должно внятно и громко заявить о своих приоритетах развития в перспективе 15-20 лет. Если это будет реиндустриализация, значит уже сейчас нужно ковать для неё кадры, а не вздыхать потом от того, что, видите ли, не хватает рабочих рук. Если это социальная политика, значит нужно сейчас сказать, что стране понадобятся толковые медики, учителя и страна обеспечит им рабочие места в нужном объёме.

Если такого представления не появится, мы так и будем ещё 13 лет плодить потенциальных безработных низкой квалификации и, что самое страшное, безвозвратно глупеть и терять драгоценное время.

Источник: trueinform.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Почему провинция производит миллионы ненужных юристов