Просветители: народный учитель Сергей Рачинский

 Просветители: народный учитель Сергей Рачинский

Ныне, когда наша школа бьётся в новых реформах, а уровень подготовки учащихся тем временем падает, пора вспомнить настоящих деятелей русского образования, заботников о своём народе.

Учителем века называют Сергея Александровича Рачинского (1833–1902). Профессор московского университета С. А. Рачинский создал на свои средства в Смоленской и Тверской губерниях около двадцати школ (некоторые с общежитиями и лечебницами), в которых обучались более тысячи крестьянских детей, организовал общества трезвости, которые спасли тысячи людей от гибели. Ценный литературный и педагогический материал составляет его переписка со многими писателями и государственными деятелями, письма простым крестьянам.

Будущий педагог родился в селе Татево Бельского уезда Смоленской губернии (ныне Оленинский район Тверской области). Окончил естественный факультет Московского университета, а в 1859 г. первым возглавил кафедру физиологии растений в Московском университете, впоследствии стал ординарным профессором Московского университета и членом научного общества, к которому принадлежали А. Г. Столетов, Н. Я. Лясковский, С. А. Усов.

Работы молодого учёного публиковались в «Вестнике естественных наук» и «Русском вестнике», с 1863 г. он был постоянным сотрудником журнала «Русский архив», издаваемого П. И. Бартеневым, а также состоял негласным редактором «Русского вестника» во время печатания там «Отцов и детей» И. С. Тургенева. В доме Рачинского на Малой Дмитровке часто бывали Ф. Лист и П. Чайковский, К. Павлова и Л. Толстой. В круге общения Рачинского были Ф. Тютчев, К. Аксаков.

В 1860-х гг. политические волнения в стране коснулись и университета, тогда Рачинский уходит в отставку, а в1872 г. навсегда возвращается в родовое имение Татево. Европейское образование и вращение в интеллигентских кругах не помешали учёному не только с большим интересом, но и с любовью относиться к народной жизни, самобытной русской культуре: он собирал фольклор, произведения кустарных ремёсел.

Рачинский понимал, что вопрос о народном образовании – это «…вопрос о будущем России, более важный, чем о финансах, судопроизводстве, полиции и вообще о государственных учреждениях. Ибо как ни плохи будут эти учреждения, но когда дух народа цел, государство останется непоколебимо. Когда же последовало в народе нравственное разложение, тогда самые превосходные учреждения не удержат государство от гибели», – писал педагог-подвижник в своих «Заметках о сельской школе».

Живя рядом с народом, он чувствовал, что дух народный и силы держатся преданием и обычаем, пока народ не образован. Поэтому главным призванием людей образованных Рачинский считал просвещение крестьян: «И если народ погрязнет в невежестве, то позор и проклятие нашему мёртвому образованию».

Сегодняшнее состояние народной жизни в том селе, где жил Рачинский сто лет назад, тяжелее, чем во время его деятельности. И духовно, и материально – тяжелее. И как никогда нужны руководители, которые помогут своему народу выйти на верный путь национального развития, возродиться духовно, осознать себя…

С 1877 по 1902 гг. «барин» Рачинский жил вместе с крестьянскими ребятами в построенной им школе, содержал их на свои деньги и преподавал арифметику и грамматику, пение и рисование, географию и ботанику. При школе работала лечебница, где бесплатно получали медицинскую помощь все жители окрестных сёл.

Всё, что исполнял учитель, исходило из его глубоко религиозного миропонимания, единого с народом. Жизнь школы была связана с соблюдением постов и всех православных праздников. За одним братским столом перед трапезой собирались учителя, помощники Сергея Александровича и ученики. Школьной братией пелись молитвы. Каждый праздник отмечался с особым торжеством и глубокой радостью. «Тому, кто окунулся в этот мир строгого влияния, глубокого озарения всех движений человеческого духа, тому доступны все выси музыкального искусства, тому понятны и Бах, и Палестрина, и самые светлые вдохновения Моцарта, и самые мистические дерзновения Бетховена и Глинки», – писал Рачинский о богослужении и церковном пении. Крестьяне, бывшие в Петербурге, говорили, что там такого чудного церковного хора не слышали.

Народный учитель воспитал трёх художников из деревенских мальчиков своей школы, обучал их на свои средства: Н. Богданова-Бельского, Т. Никонова и И. Петерсона. Учеником Рачинского был также протоиерей А. П. Васильев (1867–1918), духовник царской семьи. Он окончил Санкт-Петербургскую духовную академию, стал выдающимся народным проповедником и законоучителем царских детей.

Укрепляя плоды своей деятельности по благоустройству и просвещению населения, Рачинский 5 июля1882 г. создал общество трезвости. Все желающие отказаться от пагубной привычки в день памяти преподобного Сергия Радонежского служили молебен святому и просили его помощи, чтобы преодолеть страшный недуг. Человек давал обещание Богу, и церковь своими обрядами ему помогала. Сотни людей смогли исправить свою жизнь, вступив в общество трезвости. В селе Пречистое Духовищенского уезда обет трезвости дали 250 человек; в селе Дровине Гжатского уезда, где учительствовал любимый ученик Рачинского В. А. Лебедев, в общество трезвости вступили 700 человек. Во многих городах и сёлах, на фабриках и заводах возникли подобные общества. «Трезвенники, – писал В. Г. Георгиевский в своём некрологе о Рачинском, – стали исчисляться десятками тысяч».

К сельскому учителю как человеку образованному и философски мыслящему обращались за советами писатель Лев Толстой, философ Василий Розанов, обер-прокурор Священного Синода Константин Победоносцев.

Прекрасно зная мировую культуру, соприкасаясь с отечественной народной культурой, ведя огромную переписку на нескольких языках, откликаясь на все события, происходящие в мире, С. А. Рачинский чувствовал «пробуждение исторического творчества, культурной индивидуализации более широкое, чем то, которое ознаменовало начало христианской эры в эпоху Возрождения». Одним из театров этого процесса Рачинский, вне сомнения, видел Россию, «столь чуткую к западным влияниям, столь тесно связанную с Востоком своими историческими судьбами».

Сберегая для новых поколений клад мудрости, духовный опыт наших предков, на который так спасительно было бы опереться нам сейчас, Рачинский понимал, какой свет христианская культура несёт всему миру. Учитель старался как можно большему количеству людей передать этот спасительный свет культуры, которая, облагораживая человека, воспитывая его гуманность и нравственность, приближает его к божественной истине и любви. По письмам уже взрослых учеников Рачинского к нему можно увидеть, как заложенные в человеке крупицы духовности делают его причастным к истории, культуре, искусству.

«Цвет русского искусства – впереди, – писал Рачинский. – Вся громадная художественная работа России XIХ века – работа подготовительная. Вся эта дивная выработка языка, все эти смелости и тонкости музыкальной и живописной техники, вся эта горячая и искренняя правдивость в изображении действительности – всё это нас с детства восхищает и изумляет Европу. Это драгоценный материал для воздвигаемого здания искусства. Все наши великие художники кончают жизнь, мучимые жаждой вещей божественных, или замолкают в ужасе перед великими тайнами жизни и смерти. Эта жажда будет утолена, этот ужас рассеется. Неразрешимые логической мыслью вопросы разрешаются только ответами, воплощёнными в жизни, в искусстве. Все это дано нам видеть лицом к лицу – как в зеркале – в искусстве, в том цельном искусстве, которое мы называем религиозным и которое есть единственное, ибо всё прочее – лишь блестящие осколки его».

Революция 1917 года, поглотившая уникальную библиотеку в Татеве и тысячи более значимых культурных и архитектурных ценностей, отодвинула этот «цвет» – рассвет русского искусства не на одно столетие.

Высокопоучительная деятельность Рачинского на благо просвещения была оценена и с высоты царского престола. 14 мая 1899 г. император Николай II подал рескрипт: «Труды ваши по устройству школьного обучения и воспитания крестьянских детей, в нераздельной связи с церковью и приходом, послужили образованию уже нескольких поколений в духе истинного просвещения, отвечающего духовным потребностям народа».

С. А. Рачинский был дружен со своим земляком, основателем православной миссии в Японии архиепископом Николаем (Касаткиным) (1836–1912). В Татеве проводили каникулы обучавшиеся в Санкт-Петербургской духовной академии японцы, обращённые архиепископом Николаем в православие (Арсений Ивасава и крестник Сергея Александровича самурай Сеодзи). Частыми гостями Татева были граф Д. Шереметьев, философ В. В. Розанов, священник С. В. Смоленский, дочь поэта Е. А. Дельвиг. Писатель В. Ян, побывавший в Татеве, вспоминал, что от всех учительствующих учеников Рачинского веяло чем-то искренним и чистым: «Я глядел в задумчивые глаза этих людей, поднявшихся, вышедших из народной массы, но не порвавших ни одной из нитей, связывающих их с коренной народной силой, с землёй-матушкой, и мне было отрадно, тепло возле них... Эти люди не собьются с дороги, не пропадут. С ними не оскудеет земля».

Что сегодня в наших силах сделать для сохранения богатого наследия педагога? Писать и говорить о таких многогранно талантливых тружениках, как Сергей Рачинский.

Идеи и методики Рачинского постепенно внедряются в некоторых школах, о выдающемся учёном говорят в своих выступлениях педагоги и журналисты, проходят конференции, связанные с именем Рачинского.

В самом же Татеве отреставрирована Троицкая церковь и возобновлено богослужение. К сожалению, повсеместная картина нашего времени – сёла, пустеющие без молодёжи. Малочисленна стала и татевская школа. Зданию, построенному в 1907 г., нужен ремонт. Необходим уход за остатками парка. Здание можно отреставрировать, но аллеи, которые растут двести лет, в одночасье создать невозможно…

Ирина Ушакова Источник: file-rf.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Просветители: народный учитель Сергей Рачинский