Реформа разрушения военного образования

 Реформа разрушения военного образования

До нынешней военной реформы Вооружённые Силы Российской Федерации имели унаследованную от ВС СССР трёхуровневую систему военного образования, признанную лучшей в мире.

На первом уровне находилось военное училище, по гражданской классификации вуз – образовательное учреждение высшего профессионального образования. Оно давало фундаментальные знания посредством факультетов и кафедр по одной основной специальности (командная – тактическая) и одной профильной (в отличие от института) гражданской специальности (инженер по эксплуатации или переводчик, или юрист).

Такое образование позволяло офицеру без дополнительных затрат средств и времени в любых условиях обстановки исполнять обязанности на три-пять должностей выше занимаемой штатной должности, перемещаясь как по горизонтали, так и по вертикали служебного положения. Однако ещё между первым и вторым уровнем существовали и промежуточные в виде дополнительных курсов повышения квалификации.

Второй уровень – это военная академия, по гражданской классификации – университет, высшее учебное заведение, которое реализует образовательные программы высшего и послевузовского профессионального образования по широкому кругу специальностей (не менее семи направлений). Военная академия давала фундаментальные высшие военные знания в течение трёх лет по нескольким специальностям (командная – оперативно-штабная), готовя специалистов командного и штабного профиля.

Полученные в военной академии знания позволяли успешно освоить тактический уровень (полк), оперативно-тактический уровень (дивизия) и плодотворно работать на оперативном уровне (армия), а в случае необходимости успешно выполнять должностные обязанности на три-пять должностей выше.

Третий уровень – Военная академия Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации. По гражданской квалификации – академия, специализирующаяся на подготовке кадров в рамках одного направления. И в советское, и в постсоветское время ВАГШ в течение двух лет готовила элиту для армии и флота, а также государственных структур. В эту категорию входили генералы от всех силовых структур, старшие офицеры Генштаба, военные дипломаты и гражданские руководители регионов, министерств и ведомств.

Контингент обучаемых лиц, направленность подготовки, наполняемость учебных групп позволяли выпускать из стен академии высококвалифицированных специалистов в сферах государственного и военного управления, знающих, как надо укреплять обороноспособность страны.

Фундаментальные знания, полученные военными руководителями в системе советской и российской военной школы, позволяли им успешно решать любые боевые задачи в любых условиях обстановки и успешно расти по служебной лестнице, вдобавок страна получала гражданских специалистов, сведущих в вопросах обороноспособности государства. Таким образом, выстроенные десятилетиями и проверенные в боях и сражениях от Гражданской войны до операции по принуждению Грузии к миру военная наука и военное образование доказали свои преимущества, свою индивидуальность, свой национальный характер – характер Победителя.

«... как показывает практика, бывшие офицеры очень востребованы на рынке, потому что, как правило, эти люди имеют как минимум два высших образования. Ну, вы знакомы с системой, которая была – это училище, трудовая академия и с определённого уровня Академия генерального штаба. То есть, как минимум два высших образования, и, конечно, опыт управления, потому что все они, увольняясь, имеют практику командования войсками, управления людьми, и особенно вот это было актуально в момент кризиса. Они прям выступали у нас антикризисными менеджерами. То есть большой спрос на этих людей» – признаётся руководитель департамента образования Минобороны Екатерина Приезжева.

А что, в армии такие офицеры не востребованы? Старая система военного образования доказала свою эффективность не только на военном поприще, но и в гражданских условиях! Так что же "улучшили" реформы в этой системе военного образования? Надо сразу отметить, что все, кто проводит анализ реформ, начиная от офицеров-преподавателей и заканчивая экспертами, говорят о том, что реформа военного образования не имеет никакого научного обоснования. То есть реформы проводятся не потому, что есть необходимость, а потому, что так надо. И ещё, единого документа с анализом всех процессов реформы, выводами военных и гражданских учёных, начальника Генерального штаба, как руководителя комиссии по реформе военной науки и военного образования, и утверждённого президентом РФ плана реформы в природе не существует.

Первый этап реформы – это тотальное сокращение вузов. На 2009 год подготовку офицеров осуществляли 64 военных вуза, в том числе: 15 военных академий, четыре военных университета, 45 высших военных училищ и военных институтов. В результате реформы планируется получить, а на данный момент уже так и есть, 10 системообразующих вузов, в том числе: три военных учебно-научных центра, шесть военных академий и один военный университет. Сократили практически в шесть раз! Большая часть сокращения вузов произошла за счёт слияния. К чему привело такое сокращение рассмотрим ниже.

До реформы обучение высших военных кадров осуществлялось в академиях и академии генштаба. Военные академии в течение трёх лет готовили командно-штабных специалистов оперативного уровня – дивизия, армия; академия генштаба в течение двух лет готовила военные кадры стратегического уровня. Вообще, стратегия, оперативное искусство и тактика, входящие в теорию военного искусства как одну из составных частей современной военной науки, по своей сути являются самостоятельными, незаменяемыми и необъединяемыми по определению фундаментальными воинскими специальностями. Даже военные учётные специальности для этих направлений были всегда разными. И по каждой из этих специальностей должно быть фундаментальное, отдельное, всеохватывающее военное образование. Но, похоже, руководство департамента образования этого не понимает, заявляя:

«Зачем обучать офицеров одному и тому же высшему образованию три раза, это огромные затраты для государства» – так может говорить только человек совершенно далёкий от военной службы. И далее:

«... подготовка высших командных кадров для армии и флота в рамках новой системы военного образования начнёт осуществляться только по одному государственному стандарту вместо ныне действующих 15 стандартов» – говорит руководитель департамента образования Минобороны Екатерина Приезжева.

В итоге подготовка высших военных кадров осуществляется в течение трёх месяцев в военных академиях и шести месяцев в академии генштаба по программе дополнительных курсов. "Хорошая", "фундаментальная" подготовка.

Что касается специалистов тактического звена, обучаемых в военных училищах, то здесь необходимо остановиться поподробнее, так как именно в них закладываются основы военной службы. В процессе обучения на этом уровне можно выделить три основных момента: получение военной специальности, получение гражданской специальности (инженер по эксплуатации, юрист или переводчик) и воинское воспитание. Сочетание качества этих трёх элементов даёт качество военного специалиста. Давайте посмотрим, какого военного специалиста теперь готовит преобразованная система военного образования. Начать нужно со слов руководителя департамента образования Минобороны Екатерины Приезжевой:

«... у нас департамент не военного, а просто департамент образования ... »

Действительно, почему реформированием системы военного образования занимаются гражданские? Итак, что означает получить военную специальность в военном училище? Это значит овладеть знаниями и навыками действия в составе тактического звена. То есть молодой офицер, лейтенант может эффективно работать с ротой или заниматься штабной работой в полку. Для этого он должен обладать способностью организовать деятельность людей, знать основы военной службы и обладать соответствующими навыками. Как раз такое обучение и проходит курсант в теории и на практике в условиях жёсткой дисциплины и военного порядка в училище. В свете этого очень нелепо выглядит заявление статс-секретаря – заместителя министра обороны Н. А. Панкова:

«... 25–30% учебного времени уходит на наряды, караулы, хозяйственные работы ... это не позволяет организовать нормальную учебную, методическую и научную работу».

Несение службы в составе наряда, караула или несение дежурства в войсках занимает от 30% до 70% времени офицера. Поэтому затраты 25%–30% на обучение этому на практике в училище вполне методически обоснованы и эффективны. Курсант учится не только нести службу, но и приобретает навыки её организации. В итоге после обучения в войска приходит подготовленный офицер, который готов практически сразу приступить к выполнению своих обязанностей, который "на своей шкуре" испытал все нюансы несения службы. И это помимо воспитания в процессе несения службы в училище личностных качеств офицера. Такие качества воспитываются в жёстких условиях дисциплины и порядка военной службы в училище. Вот некоторые нововведения реформаторов в процесс организации обучения в училище:

- отменили перемещения строем;

- отменили самоподготовку;

- разрешили появляться в училище только на занятиях;

- упразднили казарменный режим.

А ведь крепкий характер и навыки действия в сложных условиях приобретаются только на практике.

Далее, получение гражданской специальности. Каждое училище обладает огромной материальной базой для реализации качественного учебного процесса. Если в гражданских вузах в большинстве случаев достаточно компьютерных классов, то в военных училищах материальная база – это всё, начиная от гаражного комплекса для танков и боевых машин различного назначения до огромных частей, боевых кораблей и подводных лодок, которые зачастую занимают значительное место на территории училища, начиная от элементов сложной электроники вооружения до целых вычислительных комплексов, которые размещаются на нескольких этажах здания. Не стоит забывать ещё один очень важный элемент учебного процесса – преподаватели. В военных училищах половина преподавателей – офицеры запаса, которые естественно привязаны к месту жительства. Объединение вузов привело к тому, что большая часть материальной базы училищ была просто потеряна, а её остатки, которые удалось перевезти и сохранить, находятся в плачевном состоянии. Вот описание одного такого объединения:

«... По устной команде генералов (письменными документами они себя не утруждали, чтобы не оставлять следов) в праздничные дни была вскрыта библиотека, после чего книги одной жуткой кучей загрузили в транспортный Ил.

Чтобы не успели возмутиться родители, курсантов подняли ночью по тревоге и, подгоняя матюками, погрузили в самолёты. Нынешний студент без компьютера – не студент, поэтому компьютеры в курсантских общежитиях были едва ли не у каждого. Чтобы не перегрузить самолёты, курсантам разрешили взять с собой минимум вещей, поэтому после отправки в Воронеж их компьютеры и личные вещи были свалены в пожарной команде училища. Гарантий того, что эти вещи вернутся к своим хозяевам, нет.

Следом за курсантами в самолеты закидали наспех свёрнутые училищные компьютерные классы, и на три дня загудел воздушный мост Иркутск – Воронеж. До конца праздников все было кончено. Впопыхах реформаторы даже не посчитали нужным организовать прощание с училищным знаменем. И так сойдет! При этом были нарушены не только закон «Об образовании», но и закон «Об обороне» №61-ФЗ от 31 мая 1996 г., а также все мыслимые приказы и инструкции по воздушным перевозкам личного состава и передаче материальных ценностей. Если же кто думает, что всё это было сделано в интересах усовершенствования военного образования, он глубоко заблуждается.

... В разнообразных интервью тогда ещё президент Д. Медведев и премьер-министр В. Путин неоднократно заявляли, что военные реформы будут проходить без социальных потрясений. Вот только они ни разу не пояснили, что следует понимать под социальными потрясениями.

На днях умерла мать курсанта-первокурсника. От стресса, вызванного скотским обращением с её сыном, у молодой женщины подскочил сахар, и она впала в кому. От инфаркта умер отец другого курсанта. С инфарктами слегли и трое преподавателей, после того как были разрушены труды всей их жизни. Более мелкие расстройства здоровья никто не считал. Все это, конечно же, никак нельзя отнести к категории социальных потрясений.

910 человек гражданского персонала, по большей части женщины предпенсионного возраста, то есть наименее адаптируемая социальная категория, в ближайшее время будут выкинуты на улицу в условиях экономического кризиса. И это тоже, по-видимому, социальным потрясением не является.

... по результатам реформы теперь можно абсолютно точно сформулировать, что такое инновационные методы и технологии в учебном процессе:

– 1996 курсантов переведены в вуз, не имеющий лицензии и аккредитации на их обучение;

– книги свалены в кучу, а потому курсантам запрещено пользоваться учебной библиотекой;

– компьютерные классы и лабораторное оборудование лежат под открытым небом, так как в Воронеже не оказалось аудиторий для их развёртывания.

По публичному признанию господина Зиброва, его «Вест-Пойнт» укомплектован преподавателями только на 50%. Это не соответствует действительности хотя бы потому, что кафедра эксплуатации авиационного оборудования в Воронеже имеет 0% преподавателей. На других кафедрах не лучше. Из-за отсутствия преподавателей на занятиях курсантов заставляют читать воинские уставы. Как и библия, эта книга на все случаи жизни. Дипломное проектирование выпускников сорвано. По причине отсутствия преподавателей получить лицензию и аккредитацию до выпуска 5-х курсов Воронежский «Вест-Пойнт» сможет только за взятку.

По признанию заместителя главкома ВВС генерал-лейтенанта Шевченко «в ближайшие 5–7 лет подготовка специалистов инженерно-авиационной службы в России будет сорвана». По-моему, генерал лейтенант Шевченко в этом вопросе очень большой оптимист… »

«... Перевод училищ (военных институтов) в другое место. Это демонтаж установленных комплексов и тренажёров. В Калининградском ВМИ имени Ушакова на факультете радиосвязи установлено более восьми комплексов связи и около трёх сотен комплектов аппаратуры. Чтобы их подключить в единую систему, через корпус прокинуто тысячи две-три кабелей различных номиналов. Всё работает исправно. Демонтировали, перевезли в Кронштадт. Не факт, что дойдёт всё в исправном состоянии. А сколько понадобиться кабелей, чтобы всё смонтировать по-новому? Старые выкинут и сдадут, а если не сдадут, то не факт, что они подойдут по своим размерам и качеству. Сколько это будет стоить? Кто это будет делать? Специалисты остались? Кабели такие выпускаются сейчас? Вопросы, вопросы, а ответов нет ни у Сердюкова и ни у Фральцовой. А с другими механическими училищами, ракетными обстановка может быть и похуже.

Недаром говорят на Руси, что переезд равносилен одному пожару. А что профессуру грамотную потеряют, так это в лес не ходи. Переводили факультет радиосвязи из ВВММУРЭ в Калининград и что? Два человека поехали за ним и то, у которых квартир не было. Переводили ракетчиков из Севастополя в Калининград. Курсанты приехали, а преподавателей ни одного. Как учить? Снова учить быть преподавателем? Пять лет необходимо, чтобы флотский офицер научился более или менее преподавать... »

Есть ещё один очень интересный момент. Суть проводимой реформы была в том, чтобы обучение курсантов проводилось только по тем предметам, которые необходимы для службы. Остальные предметы, являющиеся обязательными для получения высшего гражданского образования, должны были быть исключены из программы обучения (!!!). Вместе с этим срок обучения сокращался до двух-трёх лет. Но в последний момент решили вернуться к общегражданской системе — пять лет обучения и обычный диплом. Наверное, сами реформаторы ужаснулись задуманному. Представили себе офицера, полковника, генерала с мировоззрением, основанным только на базе школьных знаний.

Итак, после реформ офицер и инженер по эксплуатации будет сомнительный, то же касается и юристов и переводчиков.

Ну, а о каком военном воспитании может идти речь в таких условиях? Офицер должен быть патриотом своей страны, должен быть готов отдать жизнь на службе Родине. Такую готовность необходимо воспитывать, не каждый ею обладает с рождения. Но только после осознания проводимых реформ чувство патриотизма как-то немного уменьшается.

В итоге, что приносят реформы системы образования? Как такового самого образования нет, а в результате такого образования получиться совершенно не военный человек, знающий о службе только "понаслышке", весьма сомнительный специалист, обладающий личностными качествами, скажем так, не военного характера. И это только на базовом уровне военного образования. Исходя из всего этого, какая у нас будет армия?

Можно, конечно, подумать, что качество проводимых реформ зависит от некомпетентности реформаторов. Приведём несколько заявлений руководителя департамента образования Минобороны Екатерины Приезжевой:

«... важный вопрос – это поднять уровень военно-профессиональной подготовки, то есть наша сейчас ориентированность на повышение качества образования – это вопрос номер 1, которым все озадачены»

«... у нас задача – максимально сохранить профессорско-преподавательский состав и те школы, которые уже есть»

«... Безусловно, в своей работе мы учитываем тот новый облик и те требования, которые предъявляются к военнослужащим современным»

Что это за облик, что за требования, которые подготавливают такого офицера? Кому выгоден такой новый облик Вооружённых Сил? Явные противоречия между тем, что заявляется на публику, и тем, что реально происходит. Ну неужели правительство не понимает, что лучше всего в военном образовании разбираются военные? Тогда зачем их отстранили от реформ вообще, не прислушиваются к мнению специалистов? Почему передали проведение реформ гражданским? Почему сами реформы очень похожи на планомерное, методичное, грамотное и системное УНИЧТОЖЕНИЕ основ военного образования, военной науки и армии в целом? Почему не принимаются и не учитываются негативные результаты реформ? Да всё потому, что, очень похоже, именно такие результаты и были запланированы!

«... всё, что сейчас делается в сфере военного образования – это не решение приезжего, это не решение Сердюкова: это РЕЗУЛЬТАТ ПРОДУМАННОЙ, ПРОРАБОТАННОЙ ПОЛИТИКИ И ВСЕСТОРОННЕЙ ОЦЕНКИ» – руководитель департамента образования Минобороны Екатерина Приезжева.

Алексей Уников Источник: rusobraz.info

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Реформа разрушения военного образования