Школьная программа может лишиться Лескова

 Школьная программа может лишиться Лескова

Ну вот, люди, в школьные годы проклинавшие «Левшу» вместе с его создателем, могут порадоваться: Лескова из школьной программы по литературе хотят исключить. И это без преувеличения, будет огромной потерей.

С какой стати, спросите вы? Да, у Лескова вряд ли найдётся много поклонников: в школе проходят в основном только того же «Левшу», да ещё «Леди Макбет Мценского уезда». А после «Левши», прямо скажем, не очень хочется углубляться в творчество Лескова дальше. Это заунывный сказ-рыдание о том, что ничто не может изменить злогорькую судьбу простого русского человека: уж и гениальность свою мастер доказал, и даже государя самого порадовал, и иностранцев удивил, а всё одно — помер в той же нищете и унижении, что и жил. Ну, всё понятно, вечно у нас маленького человека обижают, чего ж вам ещё? Тоска, уберите это. У ненавистного Толстого хоть про любовь есть.

Ужасно жаль, что до самых чудесных, глубоких книг Лескова в школе так и не доходят: даже названия «Очарованный странник» и «Соборяне» знакомы далеко не всем. А ведь в этих книгах — практически уникальный для русской литературы тон повествования. Лесков пишет о русском человеке с болью, но без надрыва, с любовью, но без восхвалений. С буддийским спокойствием он принимает в своих героях и великодушие, и жестокость: герой «Очарованного странника» Флягин запарывает двух человек до смерти, в татарском плену имеет несколько жён по мусульманскому обычаю, но прижитых детей не любит, потому как некрещённые. Все эти «достоевские» ужасы Лесков описывает с непоколебимой любовью к своему герою, словно говорит о ребёнке. Эта способность принимать многое, не бросаясь в истерическое осуждение или в яростную защиту, очень пригодилась бы любому, кто собирается жить в России и бывать за пределами Москвы. Просто для сохранности психики. В целом, всем пригодилась бы именно спокойная, без слащавости и без надрывов, любовь к окружающим людям, которой так много в книгах Лескова и которой становится всё меньше и меньше в нашем обществе. Но, может, как раз поэтому Лескова в школе почти не замечают и проходят вскользь: его тон нам непонятен и не близок. Вот хлёсткого Салтыкова-Щедрина, проповедующего Достоевского мы понимаем, любим и цитируем.

А прочитав мало кому знакомую книгу «Соборяне», будущий студент узнал бы, что любовь к роскоши, нетерпимость и тщеславие у русской православной церкви появились не вчера, как можно было бы подумать по публикациям в Интернете, а всегда были свойственны представителям духовенства, как и любому из нас. Протоиерею Савелию Туберозову и двум другим попам в его подчинении дарят трости с драгоценными набалдашниками, но Савелий забирает подарок дьякона Ахилла Десницына и не отдает ему – мол, «не полагается по сану», а своим с удовольствием пользуется. Сам дьякон носится по улице, пытаясь поколотить учителя, экспериментирующего с трупами. Читать это по-настоящему смешно, и от чтения становится тепло, потому что автор со спокойным юмором и любовью показывает нам: вот как мы живём.

Так что, по моему личному мнению, Лескова не исключать бы надо, а, наоборот, включать в школьную программу в большем объёме. Например, заменив «Соборянами» один из романов Достоевского. В плане морального здоровья первое гораздо полезнее второго, а о моральном здоровье детей у нас сейчас ой как пекутся.

Что интересно: журнал «Большой город» опросил 600 старшеклассников о том, кого бы они исключили из программы по литературе, и ни один (!) Лескова не назвал. Господа чиновники, верните, пожалуйста, Лескова.

Анна Байдакова Источник: mn.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Школьная программа может лишиться Лескова