Технарь обязан знать все: заменить советских инженеров некем

 Технарь обязан знать все: заменить советских инженеров некем

Но инженеры, получившие образование в советское время, скоро уйдут на пенсию, и заменить их некем

Российские кадровые агентства в последнее время много говорят о новом тренде на отечественном рынке труда – стране срочно требуются грамотные инженерно-технические специалисты. Острую нехватку «технарей» на данный момент испытывает 49 % промышленных предприятий, и проблема эта пока не находит своего решения. Большинство абитуриентов продолжает отдавать предпочтение гуманитарным вузам, видя себя в будущем экономистами и юристами.

«Молодежь не идет на инженерные специальности, - рассказал «СП» Юрий Вировец, президент рекрутингового интернет-портала HeadHunter. – Хотя именно эти специалисты будут наиболее востребованными на рынке труда в ближайшие пять-десять лет. Конечно, зависит и от сферы приложения инженерных знаний. Но, скажем, в таких отраслях, как машиностроение, информационные технологии, в авиационной и космической отрасли, дефицит этих кадров ощущается особенно остро. И признаков изменения ситуации в лучшую сторону пока нет. Думаю даже, что кадровый голод здесь будет только усугубляться».

И дело вовсе не в низком денежном эквиваленте оценки труда инженерных специалистов, считает эксперт. Выпускники технических вузов, только что получившие диплом, получают не так уж мало – от 30 до 50 тысяч рублей, а работники со стажем могут вполне рассчитывать на зарплату до 150 тысяч.

Проблема, скорее всего, в другом. В обществе все еще сильны стереотипы престижности профессий, развившиеся за последние два десятка лет, и образ успешного банкира в дорогом костюме пока все еще более привлекателен как для самих абитуриентов, так и для их родителей.

О том, что инженерные специальности сегодня не в топе модных, свидетельствует, например, тот факт, что выбирает их для себя только 4% медалистов. Но и выбор этот, как свидетельствует статистика, не всегда оказывается окончательным: из примерно двухсот тысяч поступающих ежегодно на инженерные факультеты, треть после получения дипломов уходит в другие сферы.

Получается парадокс: каждый третий вуз в стране – технический, а на заводах – нехватка кадров.

Притом что выучить одного инженера гораздо дороже, чем того же гуманитария. К примеру, по данным Министерства образования, в 2009 году на подготовку одного инженера тратилось 60-70 тыс. руб. в год. В 2010 г. эта цифра увеличилась до 78 тыс. руб., к 2012 г. данный показатель планировалось увеличить до 112 тыс. Сейчас есть намерение эту сумму как минимум удвоить, причем сделать это собираются как раз за счет сокращения средств, выделяемых на образование экономистов и юристов.

Впрочем, не все эксперты уверены, что проблема таким образом будет решена.

«Наша высшая школа, готовившая в советское время высококлассных инженерных специалистов, к сожалению, уже не та, она деградировала, - признает вице-президент Академии инженерных наук им. А. М. Прохорова, доктор физико-математических наук Юрий Кубарев. – В начале 90-х, когда все рушилось, многие из этих специалистов оказались просто невостребованными, заговорили даже о перепроизводстве инженерных кадров. Конечно, все это в итоге не могло не сказаться на качестве образования, причем не только высшего, но и среднетехнического. В результате мы имеем то, что имеем: сегодня уровень знаний многих абитуриентов настолько низкий, что не выдерживает никакой критики. А для получения технической специальности надо все же иметь хорошую подготовку по точным наукам».

«Боюсь представить, что будет, когда уйдут на пенсию выпускники 70-х, - сокрушается ученый. - Кто их заменит? Замены нет - грамотные инженерные кадры у нас отсутствуют как класс. И это истина, не подлежащая ни малейшему сомнению. К тому же, социальная и экономико-политическая нестабильность в обществе играет свою отрицательную роль».

«СП»: - Что вы имеете ввиду?

- Я закончил МФТИ. Получается, что очень уж давно. Но, тем не менее, прекрасно помню: стипендии нам хватало и на жилье, и на еду, и на то, чтобы сходить в театр, на концерт. Сейчас приезжает провинциал в Москву поступать, он разве может прожить на стипендию? Я видел, как многие студенты на базарах торгуют. Когда им об учёбе-то думать?

«СП»: - Но студенты и раньше как-то пытались подработать. Что тут особенного?

- Вот в том-то и дело, что раньше это была подработка, и это делалось не в ущерб образованию. Теперь само образование становится формальным – главное диплом, и неважно какой. Ведь когда многие втянулись в бизнес, оказалось, что технические-то знания не нужны. Считать только нужно уметь – один, два, три и т.д., а для этого существуют калькуляторы.

«СП»: - Сейчас много говорится о том, что престиж инженерных специальностей будет возрождаться…

- Правильно. Говорят у нас многие, а надо бы делать.

Какие конкретно шаги следует предпринять, чтобы быть инженером снова стало почетно? И когда именно была допущена системная ошибка, приведшая сегодня к плачевному состоянию многих наукоемких отраслей? Об этом рассуждает замглавного редактора журнала «Наука и жизнь», кандидат технических наук Дмитрий Зыков:

- Вообще нынешняя проблема дефицита инженерных кадров имеет как бы две составляющие. Есть действительно острейшая нехватка именно инженеров, т.е. людей, которые знают все обо всем и в некоторых конкретных отраслях знают очень много конкретных вещей и все умеют. Это – первое. Второе, что значительно хуже, – это отсутствие квалифицированных техников. Раньше их называли высококвалифицированными рабочими - это выпускники техникумов и серьезных профессионально-технических училищ, и рабочие с опытом. Дефицит именно этих людей даже значительно более серьезный, чем нехватка инженеров.

«СП»: - Что с этим делать?

- Надо, понятно, восстанавливать систему профессионально-технического образования. И сейчас работа в этом направлении, насколько я понимаю, идет довольно активно.

«СП»: - А это возможно – возродить советскую систему профобразования?

- Возможно, и, как ни странно, это сделать легче, чем можно об этом подумать. Существует довольно большое количество учебных заведений, которые сейчас называются колледжами. Это бывшие ПТУ, и их достаточное количество. В Москве пока дело с этим обстоит неважно – москвичи в большинстве своем стремятся в вузы. А вот, скажем, в Нижнем Новгороде и в окрестностях – значительно лучше. Там остались еще ребята, которые не рвутся обязательно за высшим образованием, а просто хотят хорошо работать и достойно зарабатывать. Эта система должна быть восстановлена, но, чтобы сделать это, надо приложить, конечно, большие усилия. Что касается подготовки инженеров… Не надо думать, что советские инженеры были самые лучшие. Они были хорошие. Ровно такие же хорошие были американские инженеры, немецкие, английские и французские…

«СП»: - Но тогда наши специалисты, согласитесь, были все-таки конкурентоспособными. Не как сейчас…

- Да, это так. Инженеры в СССР готовились, кстати, иначе, чем американские или, скажем, английские и французские. Но очень похоже на то, как готовились инженеры немецкие. Это был хороший, широкий, крепкий базовый курс общей инженерной подготовки, закрепленный серьезной производственной практикой. Настолько серьезной, что студенты, закончившие три курса, так скажем, уже становились пригодными к использованию. У них была хорошая теоретическая подготовка и общее представление о производстве. А дальше следовали два курса уже совершенно специальной подготовки, специализации…и, в общем, эта система себя оправдала. Оправдала у нас, оправдала в Германии, потому что это была нормальная, правильная система. Не единственная правильная, конечно, но у нас в стране она существовала и была доведена до высокой степени совершенства – примерно, к началу 70-х годов. К началу 80-х гг. она начала потихонечку ломаться.

«СП»: - Это как-то связано с перестройкой?

- Это произошло задолго до перестройки, когда стали пересматриваться программы общеинженерной подготовки и из этих программ начали постепенно вылетать практические дисциплины.

«СП»: - Удешевляли образование?

- Удешевляли и пытались немножко ускорить. Увеличивали программу теоретической подготовки за счет сокращения практического курса. Но в основном, конечно, все упиралось в деньги. Представляете себе инженерный поток небольшого факультета среднего машиностроительного вуза – это примерно человек 150 на курсе. Для этих 150-и человек нужно, например, организовать курс электросварки: каждого, значит, надо обеспечить спецодеждой, электродами, нужно заплатить за электричество, нужно иметь оборудование, нужно соблюдать технику безопасности… Масса сложностей, которые нужно было преодолевать. Вероятно, это было лень делать, или денег не хватало, а, скорей всего, и то, и другое. Может быть, был конечно, какой-то масонский заговор, но я в это не верю. Думаю, что все упиралось в нежелание и отсутствие ответственности. Серьезной ответственности за качество подготовки этих самых специалистов. Почему-то у высокого начальства тогда сложилось мнение, что инженер не обязан уметь работать зубилом, молотком, представлять себе (хотя бы в общих чертах) то, как работают на станках и т.д. Это касалось не всех вузов, конечно. В МФТУ, в Институте химического машиностроения и некоторых других старая система существовала довольно долго. Но, тем не менее, к 90-м годам она пропала везде, и вузы начали выпускать инженеров, которые не знают, с какой стороны браться за напильник, молоток и с какой стороны подойти к токарному станку. И здесь есть один важный момент.

Светлана Гомзикова Источник: svpressa.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Технарь обязан знать все: заменить советских инженеров некем