Учителя против новой словесности

 Учителя против новой словесности

В июне текущего года Министерство юстиции зарегистрировало новые федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС) для старшей школы. Документ был подписан теперь уже бывшим главой Министерства образования Андреем Фурсенко в последний день работы на этом посту.

Стандарты для старших классов - последние из трех, которые утвердило министерство. Если единые для школ всей страны правила, по которым будут обучать младшие и средние классы, были разработаны и утверждены практически кулуарно, то перед принятием стандартов для старшей школы чиновникам пришлось выслушать мнения профессионального сообщества.

В январе 2011 года было собрано более 20 000 подписей против принятия ФГОС для старшей школы в том первоначальном виде, в котором их намерено было принять Министерство образования. Инициатором открытого письма, под которым подписались в том числе тысячи педагогов, выступил учитель русского языка и литературы школы № 57 Сергей Волков.

Профессиональные педагоги протестовали в первую очередь против того, что в стандартах было прописано лишь 4 обязательных предмета, которые должен изучать каждый старшеклассник. При этом в перечень не был включен ни один основополагающий с точки зрения классического школьного образования предмет, а вошли туда «Россия в мире», основы безопасности жизнедеятельности, физкультура, индивидуальный проект.

Остальные дисциплины предполагалось изучать по выбору, причем списки организовывались таким образом, что школьник не мог бы выбрать одновременно русский язык и литературу или алгебру с геометрией.

Под давлением профессионального сообщества от принятия стандартов отказались, более года ушло на их доработку, и за день до представления нового кабинета министров под шумок политических волнений экс-глава профильного ведомства Фурсенко утвердил их обновленный вариант.

Список обязательных предметов остался, однако их количество было увеличено до шести: ОБЖ, физкультура, индивидуальный проект, история (которую можно заменить на «Россию в мире»), математика, а также русский язык и литература, которые предполагается объединить в один предмет. Все остальные дисциплины будут относиться к числу выборных и распределяться на шесть обязательных предметных областей. По всей стране на новую систему обучения перейдут только с 2020 года, однако отдельные школы смогут учиться по ней уже с будущего года.

Учителя оценивают доработанный вариант стандартов по-разному, однако почти всех их беспокоит то, что министерство «спускает» им реформы без всяких предварительных консультаций.

На прошедшем в начале июля Всероссийском съезде учителей русского языка и литературы были приняты резолюция с требованием отменить приказ об утверждении нового ФГОС для старшей школы, а также рекомендации отказаться от ЕГЭ по русскому языку в нынешнем его виде - в форме теста и небольшого эссе, а вместо этого ввести полноценный экзамен как по русскому языку, так и по литературе.

«Мы не знаем, что это за предмет, поэтому съезд выступил против этого», - рассказал в интервью «Эху Москвы» Сергей Волков. По его словам, советская традиция безусловный приоритет отдавала литературе, которая отвечала за духовность и идеологию, в то время как на уроках русского языка решались технические задачи: орфография, пунктуация.

«Теперь русский язык - предмет главный, его расширили: появились коммуникативные задачи, русисты учат понимать текст. Теперь русисты захватили все, и литература редуцировалась до последней части ЕГЭ», - считает Волков.

Объединение русского языка и литературы в один предмет в целом укладывается в логику образовательных реформ последних лет: объем обязательных знаний, которые должен получить каждый школьник, сокращается, возрастает роль специализации. Вводятся стандарты, традиционные для образовательных систем Европы и США. На смену относительной самостоятельности, которой обладали учебные заведения в 1990-е и в начале 2000-х, приходит унификация.

Тех, кто выступает против жестких стандартов и (будем называть вещи своими именами) существенных сокращений в школьной программе, ухода от академизма в строну обучения «поиску информации», можно понять. На протяжении последних десятилетий в школьную программу добавляли новые предметы в ущерб традиционным, учителям приходилось заполнять все больше бумаг, в результате чего среднее образование сильно потеряло в содержании.

Но нельзя не сказать и о том, что оно и без реформ постепенно превращалось в пустую формальность: те самые сочинения «"Евгений Онегин" как зеркало русской жизни» и «Образ Наташи Ростовой», за возвращение которых сегодня так ратуют многие, самостоятельно писала едва ли десятая часть девятиклассников.

Какую роль в системе образования играют традиционные уроки литературы и много ли потеряет средняя школа, если в ней появится аналог дореволюционной словесности? Мнения.ру публикуют комментарии экспертов.

Мнение высказывает Александр Гаврилов, издатель

Метаморфозы преподавания русского языка поражают воображение. Сначала русский язык свели к грамотности, забыв о том, что кроме умения написать текст, нужно его уметь понимать. Затем из школьного курса ушло все то, что так или иначе относится к риторике, то есть к элементам создания полноценного текста и его распознавания. Теперь предлагают слить воедино русский язык и литературу, окончательно выкинуть смысл за пределы обучения в формате школьной программы.

Новые реформы образования мне представляются вредительством, причем вредительством вполне сознательным. Было бы здорово, если бы реформа служила не тому, чтобы дети оставались как можно больше неучами, а тому, чтобы в ЕГЭ вошли элементы анализа текста и еще многие важные вещи. Но, видимо, родителям нужно исходить из того, что школьное среднее образование ни на что не годно.

Государство выбрало путь, согласно которому бесплатное официальное образование - мусор, а чего-нибудь стоит только профилированное образование. Горько отказываться от завоеваний Советского Союза, но если это неизбежно, то мы должны понимать, что отныне образование наших детей - только наша головная боль, а государство на это клало с прибором.


Мнение высказывает Александр Абрамов, член-корреспондент Российской академии образования, председатель совета выпускников СУНЦ при МГУ

Вопрос о русском языке и литературе при всей его важности вышел на первый план благодаря прошедшему недавно съезду учителей литературы. В резолюции этого съезда сказано все важное. Однако это заявление - всего лишь следствие. Проблема преподавания русского языка и литературы более глубокая, более тяжелая. Она начинается со всей атмосферы в обществе. Если раньше мы были самой читающей страной мира, то сейчас мы переходим в разряд сильно не читающей и даже не издающей. По сути, мы возвращаемся в догутенбергову эпоху. Даже с грамотностью у нас проблемы гигантские, и не только среди школьников, и эта деградация нарастает.

Если люди не читают, то они и писать не умеют грамотно. Если ученик не умеет выделять смысл из текста, если он сам смыслы не продуцирует (сочинения у нас отменены), то ему будет трудно везде. Мы еще в советское время фиксировали падение результатов по математике: оно было связано с тем, что ученики просто не могли вчитаться в условия задачи.

Проблема всего нового стандарта образования существенно шире и намного опаснее. Стандарты - это совершенно безобразный документ. То же самое можно сказать и о принятых, которые уже не обсуждаются, стандартах для начальной и основной школы. Это переполненная заявлениями о благих намерениях бумага. Практические предложения, которые там есть, попросту очень опасны. Меняется вся парадигма образования - естествознание, например, перестает быть обязательным предметом. Идея о всестороннем образовании, на самом деле, далеко не так глупа. Там делается ставка на профильные школы, но таких школ в стране нет, потому что ничего не делалось, чтобы эта сеть была широкой и качественной. Для этого нужно было готовить учителей, издавать книги, организовывать лаборатории, чего тоже нет и не будет.

Если выяснить цену вопроса, сколько стоит та школа-мечта, о которой пишут в стандарте, то цены грандиозные, понятно, что ничего из этого не будет реализовано. У нас школы находятся в ужасных условиях, еще Медведев говорил, что 22% школ просто не имеют туалетов. Но туалеты для 22% школ дорого стоят, дорого стоит и оборудование для библиотек. Если посчитать все, что запланировано по этим стандартам, - это безумные деньги, выделять которые государство просто не готово.

Прошло восемь лет бумаговаяния, до сих пор за этими бумагами реально ничего нет: ни программ, ни учебного плана, ни представления о содержании образования в России XXI века.

 

Мнение высказывает Рустам Курбатов, директор лицея "Ковчег-XXI"

Думаю, что это страшилка. На самом деле ничего опасного, на мой взгляд, тут нет. Сама идея предоставления широкого выбора в старших классах - правильная. Но я понимаю людей, которых она шокирует. Мне кажется, что дети после 9 класса уже каким-то образом должны думать о своем жизненном выборе. Что касается навыка анализа и понимания текста, то его можно освоить и за два часа.

Строго говоря, русского языка сейчас нет в старшей школе - там выделяется минимальное количество времени на него. Не вижу ничего страшного в том, что будет существовать общий курс под названием «словесность». Это будет базовый курс, а для гуманитариев он будет шире. Поэтому, мне кажется, это не страшно.

Вся эта суматоха вокруг того, где и сколько урезали часов, - это дурное влияние заучского подхода, который захватил всех. Но проблемы, на мой взгляд, тут нет. Вопрос заключается в том, что дети будут делать на этих уроках, какую литературу они будут изучать. Давайте признаем, что курса практического русского языка нет ни в старшей, ни в средней школе - везде есть курс теоретической грамматики.

Источник: mnenia.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Учителя против новой словесности