Виталий Третьяков: болонская модель не для России

 Виталий Третьяков: болонская модель не для России

При дальнейшем развитии Болонской системы образования в России, ни о какой модернизации, ни о каких инновациях, ни о каком новом расцвете науки и культуры и речи быть не может.

Виталий Третьяков, политолог, журналист:

Из всех реформ, которые проводятся в нашей стране за последние 20-25 лет, и большую часть которых, на мой взгляд, нужно остановить и разобраться: что, собственно, эти реформы принесли? Может быть не надо их продолжать?

 Одна из самых удручающих, на мой взгляд – это реформа образования. Первое - как всегда, или как почти всегда, мы берём и переносим с Запада (в данном случае - из Западной Европы под названием Болонского процесса) то, что разработано там, совершенно не учитывая, насколько это подходит для наших условий.

Например, Якутия, в которой живёт меньше одного миллиона человек. По территории - чуть ли не вся Западная Европа. Вот можно ли проводить реформу образования по образцам западноевропейских университетов, средних школ, на территории, где проживает на равном пространстве всего один миллион человек? Школы и вузы разбросаны. Только это одно показывает абсурдность такого переноса. Я его называю «западным переносом».

 Второе, и даже более существенное - что относится к этому Болонскому процессу и всему, что с ним связано. Болонский процесс для чего был придуман? Когда Евросоюз стал расширяться, то у жителей, у молодёжи в заштатных, провинциальных в этой уплотнённой Европе городов, стал возникать вопрос: мы вроде бы все равны. А почему-то диплом этого вуза (как правило, назывались классические и старые французские, английские, немецкие университеты), когда поступаешь на работу, ценится выше. Диплом от нашего вуза в заштатном городке никак не ценится. Это несправедливо.

 И для того чтобы уровнять в правах шансы, молодёжь разных регионов, в том числе - этих провинциальных разных стран Евросоюза, был разработан этот Болонский процесс, из-под которого сразу попытались выскочить все ведущие университеты Европы. Потому что понятно, что усреднение всегда проводится одним способом.

 Нельзя усреднить по верхней планке - усредняется путём снижения планки к тому, что ниже. До самого низа не доходят, но где-то в середине она остаётся.

Таким образом, в рамках самого Евросоюза Болонская система привела к ухудшению высшего образования, усреднению, т.е. к ухудшению. Тем более, когда это переносится на советскую систему образования, восходящую к классической, которая успешно развивалась в Российской Империи.

 Это приводит ещё к более плачевным результатам. И самое фундаментальное, что, собственно, поглощает в себя и первое и второе, о чём я сказал - моя гипотеза. По-моему - это даже не гипотеза, а аксиома – утверждение, не требующее доказательств. Она состоит в следующем. Если вся современная цивилизация, технологическая в своём качестве в том числе, создана на основе классических методов образования, то значит эти классические методы образования несут золотые плоды. И только недалёкие люди могут резать ту курицу, которая несёт золотые плоды.

 Зачем улучшать то, что уже и так хорошо по определению, что доказало свою великолепность, что доказало свою эффективность? Что такое классическое образование? Это, в первую очередь, взаимоотношение учителя с учеником, с учениками. Личное - не дистанционное, не через сети, не через Интернет, не через телевидение, не через интерактивную доску - ничего лучшего никто никогда придумать не сможет. Так родители обучают свих детей.

Дальнейшее развитие этой абсурдной системы образования приведёт к тому, что скажут и родителям: «Хорошо бы воспитывать детей на расстоянии». Здание современной цивилизации создано с помощью системы образования, которая сложилась ещё в античные времена в Греции и развивалась в Риме. Потом было возрождено в средневековых университетах в Западной Европе - сначала в монастырях, при которых фактически университеты образовались, и расцвело, опять основываясь на античных образцах в эпоху Возрождения и Просвещения - без всяких, повторяю, компьютеров, дистанционных обучений и всего прочего.

 В России особо ярко доказана эффективность этого образования. К просвещенческим теориям и системе, в современном смысле слова, образования - университетского и школьного - Россия подключилась, как известно, позже других. Но как только это было перенесено на нашу почву, богатую талантами, то мы сразу увидели XVIII век. И уже к концу  XVIII века - взрыв науки культуры. А XIX-XX века – это, вообще, расцвет беспрецедентный русской культуры, которая сразу дала Пушкина, Толстого, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Чайковского, Мусоргского и т.д. Т.е. вот, что дала классическая система образования, которая была принесена в нашу страну из Западной Европы.

 Именно потому, что она была эффективной, оказался такой замечательный результат. И русская советская наука, и русская культура возникли как феномены глобального мирового значения.

 Что мы видим сейчас? Перенос очередной, новомодной, но не эффективной Болонской системы на нашу же почву даёт прямо противоположный результат. Но если перенос того с Западной Европы дал исключительный результат, а перенос оттуда же другого даёт ничтожный результат, то надо думать – страна-то одна и та же.

Надо думать, что сейчас мы переносим то, что неэффективно. Я думаю, что рано или поздно, вернее я не думаю, потому что не знаю - это вопрос политической воли, что те, кто принимают решение в этой области, откажутся от того, что уже заведено и, как механизм, инерционно действует.

 Но, на мой взгляд, ни о какой модернизации, ни о каких инновациях, ни о каком новом расцвете науки и культуры и речи быть не может при сохранении этой системы образования. И только возвращение к классическим образцам даст нужный эффект. Я глубоко в этом убеждён.

 Я думаю, что через какое-то время мы ещё увидим дальнейшие катастрофические последствия того, что столь бездумно мы в последний год переносили к нам сюда

Источник: tv.russia.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Виталий Третьяков: болонская модель не для России