Всеобщие демографические перемены

 Всеобщие демографические перемены

24 июня 2013 г. в Московской высшей школе социальных и экономических наук (попросту - в Шанинке) прошла лекция американского социолога Джека Голдстоуна (Jack Goldstone) «Как демографические изменения ведут ко всеобщим переменам».

Перед началом лекции Голдстоуна представили аудитории, в числе прочего, как главу новой лаборатории на базе РАНХиГС, которая будет заниматься исследованием политической демографии. Голдстоун, в свою очередь, начал свою лекцию с вопроса: можно ли, не будучи специалистом в области статистики и демографии, возглавлять демографический проект?

На этот вопрос он ответил положительно: демография занимается методическими разработками сбора данных и, собственно, собирает данные. Политическая демография, в свою очередь, - это уже область применения этих данных к социальным явлением, что роднит ее с социологией. По итогам проведенных исследований, Голдстоун сделал прогноз, что в течение нынешнего столетия мир будет меняться быстро и радикально. Лекция была посвящена тому, какими будут изменения, какое влияние они окажут на жизнь людей по всему миру, какими проблемами они чреваты и как эти проблемы решать. Главный тезис состоит в том, что человечество стареет. Это выражается в том, что по всему миру есть тенденция к сокращению прироста молодого населения и относительному увеличению группы людей преклонного возраста. Наиболее ярко это проявляется в богатых на сегодняшний день странах - таких, как США, Южная Корея, Россия, Япония и т.п. Сейчас в этих странах много трудоспособных и экономически активных людей в возрасте 30-40-50 лет. При этом детей рождается всё меньше, а продолжительность жизни в силу экономического благополучия и достижений медицины возрастает.

К тому времени, когда это породившее мало детей поколение состарится, оно станет преобладающей группой населения, численно превосходящей группу молодых и работоспособных (в современном понимании этого слова) людей. При этом необходимо будет их (пожилых) обеспечивать, платить им пенсии и оказывать медицинскую помощь. Экономикам, у которых снизился потенциал за счет резкого сокращения численности молодого населения, будет трудно найти ресурсы, чтобы содержать людей преклонного возраста. Особенно тревожно в этом контексте то, что большинство богатых стран (за некоторыми счастливыми исключениями вроде России) вступают этот период обремененные большим государственным долгом.

В то же время в бедных странах рождаемость, хотя постепенно и сокращается, но не настолько, чтобы численность пожилых людей в обозримом будущем превысила численность молодых. Более того, многие из этих стран недавно пережили бум рождаемости, и лет через двадцать эти сегодняшние дети станут активной рабочей силой. Одновременно с этим в таких странах высоким темпом идет процесс урбанизации, когда население городов быстро растет, повышается спрос на образование, жилье и квалифицированную работу.

Здесь тоже возникают проблемы. Многие из этих государств (тут, в первую очередь, речь идет о странах Африки) к такой перспективе не готовы ни с политической, ни с экономической точки зрения. С одной стороны, экономика еще недостаточно развита, чтобы обеспечить работой всех, кто ее будет искать. С другой стороны, в таких странах правительства зачастую инертны и не привыкли учитывать мнение граждан. Граждане, среди которых растет и будет расти число образованных, в свою очередь, будут всё больше настаивать на том, чтобы к ним прислушивались. Первые протесты такого рода уже появились - Голдстоун сослался на «Арабскую весну» и на недавние события в Турции и Бразилии. В дальнейшем эта практика может стать еще более распространенной. В сочетании с безработицей может получиться политически взрывоопасная ситуация.

Наконец, несколько стран оказались в наиболее выигрышном положении. В последние десять лет было принято говорить о группе экономически перспективных стран BRICS (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР). Голдстоун выделил другую группу по признаку экономической и демографической перспективности: TIMBI (Турция, Индия, Мексика, Бразилия, Индонезия). Характерная для этих стран комбинация факторов состоит в том, что в них уже сформировалась демократия, есть экономический потенциал, а также демографический дивиденд (недавний бум рождаемости, обещающий высокую экономическую активность в дальнейшем). Все эти изменения, помимо внутригосударственных проблем, содержат угрозу проблем глобальных. Во-первых, это всё происходит на фоне сокращения природных ресурсов и климатических изменений.

Говоря практически, даже не климатических изменений, а - погодных явлений (лесные пожары вокруг Москвы, наводнения в Индии и Канаде). С учетом вышеупомянутых политических и экономических осложнений возрастает риск гуманитарного кризиса. Во-вторых, среди стран, где молодое население в обозримом будущем станет преобладающей группой, много мусульманских, в то время как численность христиан растет медленнее. Голдстоун оговорил, что лично против мусульман он ничего не имеет, но в последнее время межнациональные конфликты всё чаще получают оттенок межрелигиозных. Кроме того, он отметил, что внутри мусульманского сообщества часто возникают конфликты между разными религиозными подгруппами (например, между суннитами и шиитами).

По мнению Голдстоуна, чтобы снизить эти риски, необходимо уже сейчас принимать меры. Для этого нужно, конечно, провести еще большую и детальную исследовательскую работу, но на настоящий момент он уже сформулировал четыре главные задачи на будущее. Во-первых, надо решить, что делать со стареющими работниками. Компании часто пожилых сотрудников не любят и стараются от них пораньше избавиться, отправив их на престижную пенсию. В будущем этой возможности может не стать. Вероятно, надо разрабатывать особые направления трудоустройства - чтобы силами пожилого населения компенсировать недостаток рабочих рук. Во-вторых, необходимо наладить эффективные каналы международного сообщения в области образования и трудоустройства.

Надо чтобы нынешние богатые страны вступили с развивающимися в партнерство, которое бы позволило восстановить пошатнувшийся глобальный баланс (за счет обмена опытом, знаниями и ресурсами). Кроме того, надо интегрировать иммигрантов так, чтобы они укрепляли экономические позиции страны. В-третьих, в рамках этого партнерства нужно найти эффективные и малозатратные способы решить проблемы с недостатком энергоресурсов и глобальным потеплением. Наконец, в четвертых, надо, во избежание развития конфликтов, способствовать внесению демократических принципов в политику тех стран, где сейчас этого нет. После лекции Джек Голдстоун ответил «Полит.ру» на несколько вопросов.

Расскажите, пожалуйста, о своем проекте, которым вы здесь собираетесь заниматься.

Этот проект будет рассматривать проблемы больших социальных изменений как в России, так и по всему миру. Его главная тема - это последствия демографических изменений. О чем говорит то, что китайское население стареет, российское сокращается, европейское - тоже? И в то же время численность молодого населения и численность горожан в бедных странах мира растет очень быстро? Мы будем изучать эти большие глобальные сдвиги и изменения баланса и пытаться ответить на вопрос о том, как это влияет на мировую экономику, как это скажется на России, Китае, Европе, Америке.

Каков должен быть практический результат этого проекта?

Он должен быть двояким. Конечно, мы бы хотели получить более точное представление о темпах этих изменений. Мы будем подходить к этому с точки зрения количественных оценок того, насколько больших изменений нам следует ожидать в мировой экономике; насколько может возрасти спрос на содержание стареющих людей; как это всё скажется на мировом рынке труда. И мы, разумеется, рассчитываем на, что сможем предложить российскому правительству некоторые рекомендации по поводу того, как справляться с этими вызовами. А также, вероятно, каким-нибудь еще организациям.

Какие стороны принимают участие в этом проекте?

Проект будет локализован здесь, в Российской академии народного хозяйства. Основной состав исследователей будет оттуда: 10-15 человек, начиная со старших научных сотрудников и заканчивая студентами. С нами также будут работать приглашенные специалисты из других институтов России и из университетов всего мира. Мы надеемся, что этот проект станет международным центром, занимающимся исследованиями политической демографии и социальных изменений. И мы будем подключать к нему всех, у кого есть компетенция в этой области, чтобы они помогали нашим студентам и выступали стимулом к развитию нашего проекта.

Насколько уникален этот проект? Или это скорее сеть проектов?

Да, это сеть проектов, но, я думаю, этот проект станет первым настоящим центром такого рода исследований. Сейчас есть много ученых, которые занимаются какими-то своими проектами в этой области, но это будет первый большой университетский центр, который специализируется на этих вопросах.

Теперь уточняющий вопрос по вашей лекции. Когда вы говорите о бурном росте населения в Африке, вы имеете в виду весь континент целиком или какие-то особые ее части?

Хотя в Африке много различных регионов, буквально каждый из них в той или иной мере опережает сейчас прочие регионы мира в плане демографического подъема. Прирост населения замедляется в Северной Африке, а также (незначительно) на юге Африки. Быстрее всего, конечно, население растет в тропических регионах Африки. Так что, если хотите немного детализировать, я могу сказать, что наиболее сильный демографичиский подъем переживают сейчас тропические регионы на востоке Африки. На западе Африки, тоже в тропических регионах, рост населения тоже быстрый, но чуть медленнее, чем на востоке. В арабских странах Северной Африки прирост населения заметно замедляется. Тем не менее, молодое население там всё еще гораздо более многочисленное, чем, скажем, в Европе. Так что, я полагаю, уместно сказать, что в целом Африка - быстро растущий в демографическом плане континент.

Вы выделили группу TIMBI как более актуальную в плане экономических перспектив, нежели группа BRICS. При этом туда вошли две страны из BRICS - Индия и Бразилия. Как так получилось, что у стран, которые в силу экономического сходства регулярно объединяют в одну группу, такие разные перспективы?

На самом деле BRICS - это группа стран, которые развиваются в совершенно разных направлениях. В России и Китае, например, численность населения идет на спад, и население в целом стареет. А в Бразилии и Индии, в свою очередь, всё еще есть молодое население, которое продолжает расти. Вот я и решил, что нам нужна еще одна классификация стран - тех, которые демографически движутся в одном направлении. С этой точки зрения, Бразилия и Индия ближе к таким странам, как Турция, Мексика и Индонезия, а Россия и Китай, скорее, ближе к странам Европы и к Японии.

Каков источник данных, на которых основывались ваши исследования?

Видите ли, данные о населении должны быть простыми. Должна быть возможность просто прийти в любую часть мира, пересчитать людей и всё это суммировать. Но всё не так просто. Лучшие данные добываются сходным образом, но тут есть проблемы. Есть опросы, касающиеся здоровья и численности населения, которые проводятся под эгидой Всемирной организации здоровья. Там участвуют специалисты по здравоохранению, которые ездят по городам и деревням и пытаются установить, сколько примерно там женщин, детей, мужчин и каков их уровень здоровья. Это очень важно для отслеживания заболеваний и планирования программ по здравоохранению. Поэтому эти демографические и здравоохранительные исследования обычно проводятся довольно аккуратно. Но они проводятся только раз в несколько лет, и некоторые страны стараются наложить ограничения на публикацию результатов. Особенно это касается тех стран, где демокрафическая информация политически чувствительна. Это характерно для случаев, когда в одном регионе живут разные этнические группы. Восполнить такие информационные лакуны бывает трудно. Но надо учитывать, что для большинства стран в мире необходимость регулирования общественного здоровья говорит о том, что данные таких опросов достаточно достоверны, чтобы из них можно было делать выводы. Так что данные сегодня стали гораздо лучше, чем были 20 или 30 лет назад.

А эти данные можно найти в открытом доступе?

Да. Большое количество этих данных аккумулирует ООН. У них есть сайт, на который можно выйти и найти там демографические данные практически по любой стране. У них есть доклад по мировому населению, а также специальны доклад по мировой урбанизации. Но в Нью-Йорке есть всего несколько человек, которые собирают всю информацию из этих демографических и здравоохранительных исследований. Так что если мы хотим провести детализированную работу над данными по какой-нибудь конкретной стране, то мы, в первую очередь, обратимся как раз к данным этих исследований. То есть чем ближе мы оказываемся к исходному материалу, тем лучше.

Кстати, слово "data" (данные) вы скорее употребляете во множественном числе или в единственном?

Во множественном [1]. В английском языке нет на этот счет консенсуса. Некоторые редакторы предпочитают единственное число. Я говорю во множественном, потому что это латинское слово, а в латыни это множественное число. Хотя вот другие уже считают это собирательным понятием.

[1] На самом деле иногда и в единственном.

Анна Сакоян Источник: polit.ru

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Всеобщие демографические перемены