Защитит ли президент ВУЗы от Минобразования?

 Защитит ли президент ВУЗы от Минобразования?

Со стороны может показаться, что страсти вокруг ликвидации Российского государственного торгово-экономического университета улеглись. Сам ректор – известный политик и общественный деятель доктор наук, профессор Сергей Бабурин приказом министра образования Ливанова уволен. А студенты и преподаватели перестали бастовать против волюнтаристского присоединения к «плешке» – экономическому университету им. Плеханова.

Но, оказалось, это обманчивое затишье. О подробностях мы попросили рассказать самого Сергея Николаевича, так некстати «загремевшего» в разгар конфликта на больничную койку с диагнозом «пневмония». Наша беседа состоялась в санатории «Русь», как только разрешили врачи.

- К чести журналистского сообщества, Сергей Николаевич, подавляющее число СМИ выступило на вашей стороне, если не считать, официальной «заказухи» на телевидении. И вот хотелось бы, из первых, как говорится, уст узнать, как ректор Бабурин и его коллеги противостояли захвату вуза и опровергали обвинения в «неэффективности»…

- Сегодня я не исключаю, что могу оказаться не только первым, но и последним ректором Российского государственного торгово-экономического университета, который был создан распоряжением правительства в 2002-м году объединением несколько учебных заведений. Базовым стал Всесоюзный заочный институт советской торговли, а самым старым – торговый техникум, который вёл свою историю через Комбинат рабочего образования от Московского коммерческого училища.

Став ректором 10 лет назад, я собрал студентов и сказал:

- Ваши политические взгляды – это ваше личное дело. Вы можете сотрудничать с любой политической партией, но отсутствие у вас политических взглядов – это уже мое личное дело. Потому что я не хочу, чтобы у нас учились молодые люди, которым безразлично будущее Отечества, будущее Родины, которые не понимают или не хотят понимать, что такое Россия.

Еще раз хочу подчеркнуть: образование – это не коммерческая услуга, это социальное служение.

Теперь давайте о эффективности, раз уж разговор зашел о ней. Кто эффективнее – РГТЭУ, который зарабатывает 80% своих средств и только 20% получает из бюджета? Или Экономический университет имени Плеханова, или Высшая школа экономики, которые зарабатывают меньше половины средств?

Когда я пришёл на пост ректора, общий консолидированный бюджет от влившихся в него учебных заведений составлял 560 миллионов рублей. А на конец прошлого 2012 года наш бюджет вырос до 3,5 млрд. рублей. Вот как вырос вуз!

Наш народ – не приложение к трубе

- В своё время знаменитый доктор Леонид Рошаль, выступая яростным противником развала здравоохранения, заявил на пресс-конференции, что разрушительные «реформы» министра Зурабова были проплачены из-за рубежа. Похоже, и в образовании та же схема? Почему господа Фурсенко и Ливанов так охотно ломали и ломают нашу лучшую в мире высшую школу, отбрасывая всё лучше? Тоже какая-то заинтересованность?

- Вы слишком многих ответов от меня хотите. Могу сказать, что значительную роль в том, что наша высшая школа находится в кризисе, играет, конечно же, низкий уровень профессиональной квалификации руководителей образования и их, я бы сказал, личная «коммерциализация».

После изучения опыта английских, швейцарских, германских, французских и других зарубежных учебных заведений скажу так: большинство наших выпускников, в том числе юристов и экономистов, или соответствуют или превосходят уровень среднеевропейского выпускника.

Наши методики, когда студент изучал науку в целом, а потом занимался специализацией по профессии, намного перспективней, чем во многих западных учебных заведениях, где царит зубрежка.

- Многие патриотические СМИ не раз высмеивали «перлы» бывшего министра образования Фурсенко. Например, он заявлял примерно так: вузы должны готовить не высокообразованную, всесторонне развитую личность по избранной профессии, а подстраиваться под интересы экономики. То есть фактически готовить приложение к «трубе»…

- Нынешний министр образования говорит гораздо меньше, а разрушительного делает гораздо больше. Я считаю, что не должен проводиться курс на превращение России в сырьевой придаток западных государств, а наше население – в обслугу энергопотоков.

Ведь в чём наша беда? Да в том, что либеральный экстремизм, одержавший в нашем Отечестве верх в 1991-93 годах, по-прежнему определяет линию правительства. Хотя, казалось бы, ельцинская эпоха давно сгинула в прошлое.

Когда после кризиса 2008 года все страны мира стали использовать государственные рычаги для сохранения уровня жизни, социальных позиций, гарантий своих граждан, то ведь только в России было объявлено, что государство не будет вновь допущено в экономику.

Скажем, вот эти подходы, когда борьба с инфляцией должна проводиться даже ценой снижения уровня жизни – это же чистый бред, давным-давно разоблаченный на научном уровне.

И сегодня вместо того, чтобы восстанавливать внутренние отрасли экономики – такие, как промышленность и сельское хозяйство, и на их основе возрождать страну, нас по-прежнему заставляют ориентироваться только на нефтяную и газовую трубу.

- Правильно ли мы поняли в этой связи, что атака на ваш университет – как раз и есть наглое стремление этих самых либералов разрушить один из лучших отечественных вузов с национально-патриотическими традициями и корням.

- Если говорить точно, то мы действительно имеем дело именно с рейдерским захватом РГТЭУ. Дело не только в моей личной патриотической позиции. Валить драму ликвидации университета только на попытку расправиться с Бабуриным и уволить его с поста ректора, ни в коем случае нельзя. У нас сегодня такое законодательство, что любого руководителя могут снять с должности в 24 часа без объяснения причин. Полагаю, это хорошо понимает оболганное в «мониторинге» ректорское сообщество и потому молчит.

Это ведь я ещё по старой депутатской привычке трепыхаюсь, но многие другие помалкивают. Потому что надеются отсидеться, полагая, что их не тронут.

И я убежден, что главная причина ликвидации РГТЭУ в том, что мы за эти 10 лет стали реальным антиподом и противовесом либеральному «лидеру» всей образовательной системы – Высшей школы экономики с ректором Ярославом Кузьминовым и теми, кто её возглавляет. А это такие известные персонажи, как Уринсон, Ясин, Шохин и другие.

Они как раз и проповедуют совершенно другие подходы к образованию, чем мы. Когда ценности заменены интересами, а вместо социального служения образование рассматривается как услуга. И, желательно, платная. Мы же, выстраиваясь на позициях русского консерватизма и патриотизма, в подготовке молодого поколения не разрываем обучение и воспитание с профессиональными знаниями. И, конечно же, открыто провозглашаем о том, что экономическая и торговая деятельность имеет целью не наживу, а общественное благо. А кому из либералов это понравится? Да их просто бесит такой подход.

Когда Владимир Путин впервые заступил на пост президента, в его первом Послании Федеральному собранию воспитательная компонента как раз была подчёркнута. И сегодня в его выступлениях фиксируется утрата в обществе «духовного стержня», нравственных корней и как раз акцентируется необходимость патриотического воспитания. Так что налёт на РГТЭУ совершён в той ситуации, когда наше дело начинает побеждать в обществе и даже в высших эшелонах исполнительной власти.

И эта агония либеральных экстремистов как раз направлена на то, чтобы разрушить как можно больше новых скреп, на которых новая политика президента Путина может строиться.

А что скажет президент?

- Давайте выстроим хронологию «декабрьского невооруженного восстания» студентов и коллектива РГТЭУ, как назвали его СМИ. Что-то не припомнится подобный случай за всю постсоветскую историю…

- Дело, как вы поняли – не в ректоре Бабурине. А в том, что студенты выступили против лжи и клеветы и стали бороться за свое право учиться по избранной специальности в одном из лучших вузов страны.

А ведь нас, прежде чем ликвидировать, решили вначале обесчестить, лишить репутации. И для этого использовали «мониторинг» деятельности вузов, который превратили в мониторинг эффективности, что, как я уже говорил, взрывает всю ситуацию в образовании.

Ну, согласитесь, как может «средний балл ЕГЭ абитуриента» характеризовать образовательную деятельность вузов? Ведь он только ещё поступает учиться.

Или возьмите «количество квадратных метров на одного студента». Кто сказал, что тот вуз более «эффективный», у которого больше квадратных метров на одного обучающегося? Может, туда просто не идут учиться, и поэтому он считается «более эффективным»?

Сначала мы не стали спорить ни с этими абсурдными «критериями», ни с обнаруженными фальсификациями нашей научно-педагогической деятельности.

И 7 ноября мы направили письмо на имя зам.министра образования Климова с просьбой разобраться. Мол, тут явно какое-то недоразумение.

Однако нашу вежливость и корректность в министерстве почему-то приняли за слабость. Ответа мы не получили по сей день. Зато на университет началось беспрецедентное давление с целью нас дискредитировать, объявить «неэффективными» и расформировать.

28-29 ноября я написал письмо президенту Российской Федерации, который дал министерству поручение разобраться. Однако обманули президента – не разобрались, отделались отпиской.

А затем последовало молниеносное решение о реорганизации РГТЭУ и вливании нашего 70-тысячного коллектива в 13-тысячный коллектив университета имени Плеханова. Тогда уже в конце декабря большое послание за «живыми» подписями тысячи преподавателей и студентов было вручено президенту Российской Федерации на заседании Госсовета. Теперь уже он дал поручение разобраться главе своей администрации Сергею Иванову.

А студенты объявили акцию протеста и впервые остались на ночь в здании университета. И прекратили её только через два дня после того, как к ним, помимо самых всевозможных общественных деятелей, приехали депутаты Госдумы и даже зампред нижней палаты от «Единой России» господин Железняк.

- И что же господин министр?

- Уже через сутки после публикации этого обращения господин Ливанов демонстративно издал приказ о реорганизации нашего университета. Тогда студенческая «забастовка» возобновилась, и к ней уже присоединились преподаватели. Причём некоторые из них объявили голодовку. К этому времени наше повторное официальное послание было вручено президенту. Я попал в больницу, однако обратился ко всем «забастовщикам» с просьбой свернуть акцию протеста на время, пока глава государства рассматривает наш вопрос.

- И тогда в обстановке этого студенческо-преподавательского законопослушания и последовал приказ о вашем – как его правильно назвать – увольнении?

- Ну, это вообще был плохо разыгранный фарс. Вечером 25 декабря, когда я уже лежал под капельницами, в университет приехали зам.министра Климов и сопровождающий его ректор Плехановского университета Гришин, другие чиновники. И после бурных обещаний и объяснений с коллективом, в коридоре зачитали приказ о моем увольнении с 24 декабря. Но, поскольку меня не было, увезли приказ с собой, как до этого нам не представили и приказа о реорганизации РГТЭУ.

И о том, что уволен, меня официально поставили в известность 26 декабря, доставив прямо в больничную койку соответствующую телеграмму из министерства с текстом этого приказа. Что, конечно же, является, вопиющим беззаконием.

Разумеется, я уже подал иск о восстановлении в должности ректора, но прекрасно понимаю, что в соответствии с законом меня восстановят и, как здорового, тут же уволят. Но я не собираюсь бороться за место ректора в вузе, который приговорен учредителем к смерти.

И есть второе дно, почему появились «черные списки» вузов. В их основе, на мой взгляд, – чистый коммерческий интерес. Чей? Остается только предполагать. Причем в «неугодные» попали как раз те, кто имел значительную, иногда очень редкостную и ценную недвижимость.

Возьмите наш университет. Это более 100 зданий по стране, в Москве только 15. Причём есть такие исторические особняки, как например, на Красной Пресне, на которые очень многие зарятся.

И сейчас, вручив официальное обращение президенту Российской Федерации, мы создали редкую ситуацию, когда глава государства не может сделать вид, что он не в курсе происходящего.

Он может либо поддержать вуз, студенты и преподаватели которого требуют спасти образование в стране от «дури» Минобрнауки. Либо может, так или иначе, поддержать министра. И тогда ликвидация РГТЭУ будет уже решением президента…

Источник: rusobraz.info

Популярное

Интересная информация

Статистика посещаемости

Опрос

Какой язык вам больше всего нравиться изучать?





Итоги
Вы здесь Новости образования Защитит ли президент ВУЗы от Минобразования?